Санкции норм международного права

§ 2. Структура норм международного права

В общей теории права признано, что нормы права с точки зрения логико-юридического подхода имеют трехчленную структуру (гипотеза, диспозиция, санкция). В правовой норме содержится прежде всего указание на условие, при котором норма подлежит применению, затем изложение самого правила поведения, наконец, указание на последствия невыполнения этого правила (С.А.

Специфика международных отношений заключается в том, что субъекты международного права сами выполняют роль гаранта принятых норм. Меры ответственности и санкции в международном праве отделены от самих правил поведения. Государства и другие субъекты международного права чаще всего сами выбирают меры принуждения из числа допускаемых международным правом по отношению к правонарушителям. Поэтому в отличие от внутригосударственного права международные правовые нормы состоят обычно из двух элементов — гипотезы и диспозиции.

Гипотеза международно-правовой нормы содержит описание условий, при наличии которых применяется правило поведения. Согласно, например, ст. 1 Конвенции о правах ребенка 1989 г. ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее.

Диспозиция нормы международного права указывает на само правило поведения субъекта международного правоотношения. Так, ст. 2 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г. устанавливает: лица, утверждающие, что какое-либо из их прав, перечисленных в Пакте, нарушено, и исчерпавшие все внутренние средства правовой защиты (гипотеза), могут представить в Комитет по правам человека письменное заявление об этом (диспозиция).

Иногда международные нормы состоят лишь из одной диспозиции. Так, ст. 3 Соглашения СНГ о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 1993 г. определяет, что статус беженца и вынужденного переселенца подтверждается выдачей соответствующего документа.

Санкция как элемент международно-правовой нормы встречается редко. Международные нормы содержат санкции главным образом применительно к правоотношениям частного характера. Например, на основании ст. 36 Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. продавец несет ответственность по договору и по Конвенции за любое несоответствие товара, которое существует в момент перехода риска на покупателя, даже если это несоответствие становится очевидным только позднее. Статья 4 Конвенции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. устанавливает ответственность перевозчика за груз.

Санкции в международном праве: основные направления исследований

Страницы в журнале:116-119

К.Л. САЗОНОВА,

кандидат юридических наук, кандидат политических наук, доцент кафедры государствоведения и права Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ [email protected]

Рассматривается одна из самых неоднозначно оцениваемых форм реализации ответственности государств — санкции. В доктрине международного права ведутся споры относительно дефиниции данного понятия и его содержания. Автор анализирует основные позиции и мнения по вопросам, связанным с применением санкций.

Ключевые слова: санкции, ответственность, государство, право, меры.

Sanctions in International Law: Main Courses of Research

The article considers one of the most controversial forms of the estimated liability of — sanctions. In the doctrine of international law, there is debate regarding the definition of the concept and its content. The author analyzes the main positions and views on the issues related to the application of sanctions.

Keywords: sanctions, responsibility, state, law, measures.

Проблема санкций традиционно является одним из самых дискуссионных вопросов в доктрине международного права. Обобщая основные существующие направления исследований, можно выделить ряд ключевых вопросов по проблематике санкций: во-первых, дефиниция понятия «санкции»; во-вторых, основания для их введения; в-третьих, субъекты международного права, которые правомочны вводить санкции; в-четвертых, пределы и возможности применения силы при реализации санкций; в-пятых, разновидности санкций. Наша задача состоит в выявлении этих направлений в значительном массиве литературы по проблематике санкций, а также в анализе основных вопросов, по которым мнения ученых существенно расходятся.

Первое направление исследований связано с термином «санкции» и его содержанием. Дело в том, что, несмотря на повсеместное употребление понятия «санкции», его дефиниция отсутствует в основополагающих международных нормативных правовых документах, поэтому в доктрине исследователи весьма по-разному трактуют этот термин.

Можно выделить два основных вектора понимания сущности санкций. Первый вектор связан с утверждением подчеркнуто невоенной природы санкций в строгом соответствии со ст. 41 Устава Организации Объединенных Наций 1945 года (далее — Устав ООН), которая обозначает такие меры воздействия на нарушителя, как «полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений»[1]. Данное направление уместно назвать «узкой» интерпретацией понятия «санкции».

Второй вектор международно-правовых исследований относит к санкциям любые принудительные меры, применяемые Советом Безопасности ООН по отношению к нарушителям норм международного права, в том числе и действия, связанные с использованием вооруженной силы, к которым относятся указанные в ст. 42 Устава ООН «такие действия воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности»[2]. Данное видение санкций можно охарактеризовать как «широкую» интерпретацию термина «санкции». При «широкой» интерпретации миротворческие операции, учреждаемые по решению Совета Безопасности ООН, также могут относиться к категории санкций. В любом случае представляется верной характеристика санкций, данная Ю.Н. Ждановым, который определяет санкции как «своего рода приговор международного сообщества, вынесенный государству — нарушителю мира»[3].

Можно привести несколько примеров определений санкций из отечественной и зарубежной доктрины. «Санкции представляют собой принудительные меры, применяемые к государству-правонарушителю в случае его отказа выполнить обязанности, вытекающие из его ответственности, или ненадлежащего их выполнения»[4]. Д.Б. Левин под санкциями понимает «главным образом принудительные меры, применяемые международными организациями или государствами в отношении государств, совершивших наиболее тяжкие международные деликты, именуемые международными преступлениями»[5]. По версии И.И. Лукашука, санкции «представляют собой виды принуждения в отношении правонарушителя»[6]. Один из известных советских юристов-международников В.А. Василенко вообще не относил санкции к видам ответственности в международном праве, утверждая, что санкции выходят за рамки ответственности и представляют собой «принудительные меры, конечной целью которых является создание условий для восстановления международного правопорядка и реализация ответственности государства-правонарушителя в соответствующих формах»[7].

Таким образом, понимаемые в узком смысле санкции не связаны с применением вооруженной силы и представляют собой только такие меры, как эмбарго, бойкот, разрыв дипломатических отношений. В широком же смысле термин «санкции» включает весь комплекс мер, которое международное сообщество выработало для привлечения правонарушителя к ответственности, включая как относительно мирные средства экономической и политической направленности, так и осуществление акций против государств-агрессоров с применением вооруженной силы.

Необходимо отметить, что институт санкций эволюционировал одновременно с развитием международного права, поэтому если до появления Лиги Наций санкциями обозначали преимущественно экономические меры воздействия, то с закреплением в ст. 16 Устава Лиги Наций 1920 года необходимости предоставления того численного состава «военной, морской или воздушной силы, посредством которого Члены Лиги будут, по принадлежности, участвовать в вооруженных силах, предназначенных для поддержания уважения к обязательствам Лиги»[8], термин «санкции» стал пониматься существенно шире, а последующая деятельность ООН только усилила данную тенденцию. Кроме того, появление в ХХ веке наднационального уровня в международных отношениях привело к тому, что современные санкции действительно ближе по своей сути к мерам принуждения, а не к формам ответственности. То, что основные международные правовые документы не оговаривают конкретное содержание термина «санкции», однако дают определенный объем компетенций международным структурам, связанный с принуждением, свидетельствует в пользу данного тезиса. Лишение права Германии и Японии иметь вооруженные силы после Второй мировой войны — тоже по сути разновидность санкций, принятая на основании права на принуждение, имеющегося у ООН.

Кроме того, необходимо отметить, что меры, применяемые ООН к должностным лицам государства, которое признано нарушающим нормы международного права или же создающим угрозу международному миру и безопасности, в международно-правовой литературе также называются санкциями. К ним относятся, например, запрет покидать территорию своего государства или замораживание активов. Также, начиная с 1990-х гг. в Совете Безопасности ООН используется практика составления так называемых черных списков должностных лиц, ответственных за принятие решений в государстве-агрессоре.

Второе направление исследований в проблематике санкций касается оснований для их введения. Опорным моментом в данном случае является как раз рассмотренная выше проблема определения санкций, так как причины для введения санкций во многом зависят от того, подразумевают санкции использование военной силы или нет.

Если речь идет о возможностях ООН, Устав ООН перечисляет три основания для применения мер в соответствии с гл. VII Устава ООН, а именно «угроза миру, нарушение мира и акт агрессии»[9]. Основная проблема заключается в том, что если развернутые характеристики и содержание понятия «агрессия» можно найти в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1974 года, то с понятием «угроза миру» все обстоит гораздо сложнее. Дело в том, что, по меткому выражению М. Липсона, данный термин стал своеобразной «мусорной корзиной» для Совета Безопасности ООН, к которой относят такие неоднозначные с юридической точки зрения явления, как угроза терроризма, угроза разрастания внутригосударственного конфликта и вообще любые явления, которые не имеют под собой определенной нормативно-правовой базы и классификации[10].

Третье направление дискуссий по вопросу санкций в доктрине международного права — это определение субъектов международного права, которые правомочны вводить санкции. Расхождения по данному вопросу среди исследователей также весьма значительны и принципиальны. Ключевым пунктом споров является вопрос, могут ли государства применять санкции индивидуально, или же введение санкций находится в исключительной компетенции международных организаций.

Некоторые представители советской доктрины международного права, например К.А. Багинян, утверждали, что санкции присущи лишь международным организациям: «Санкциями в международном праве именуются меры принудительного характера, осуществляемые Организацией Объединенных Наций в целях поддержания или восстановления международного мира и безопасности»[11]. Современные исследователи в большинстве своем не разделяют данную точку зрения, полагая, что санкции «могут применяться потерпевшим государством как самостоятельно, так и в рамках международных организаций, то есть санкции бывают индивидуальные и коллективные»[12]. В.А. Василенко также считал разновидностью санкций «односторонние принудительные меры, применяемые государствами или международными организациями к государству, которое нарушило нормы международного права»[13].

Позиция Комиссии международного права ООН по вопросу субъектов, которые могут вводить санкции, достаточно однозначна: «Комиссия зарезервировала термин “санкция” для описания мер, принимаемых тем или иным международным органом»[14]. Соответственно, в рамках доктрины представителей ООН санкции, даже экономические, не говоря уже о военных, не могут вводиться без соответствующего решения Совета Безопасности ООН.

Тем не менее история международных отношений знает немало примеров санкций, вводимых государствами без согласования с Советом Безопасности ООН. Самыми обсуждаемыми в данном отношении стали действия США в отношении Кубы на протяжении полувека, в отношении Ирана и Ливии, а также действия в отношении Белоруссии начиная с 2004 года. Формальным основанием введения санкций во всех случаях стали ссылки на угрозу национальной безопасности США. Введение санкций было оформлено принятием соответствующих национальных законов «О свободе и демократической солидарности на Кубе», так называемого закона Хелмса-Бэртона 1996 года, закона «О санкциях против Ирана и Ливии», так называемого закона Д’Амато 1996 года, а также закона «О демократии в Белоруссии» 2004 года (в последней редакции 2011 года — закон «О демократии и правах человека в Белоруссии»).

Во всех указанных случаях санкции представляют собой целый комплекс мер, включающий запрет въезда в США высших должностных лиц, запрет финансирования и кредитования правительства бюджетом США, блокирование активов правительств в США и т. д. Действия США, в частности, в отношении Кубы вызвали неодобрительную реакцию международного сообщества, на уровне Генеральной Ассамблеи ООН было принято более десятка резолюций о необходимости прекращения проведения подобной дискриминационной политики[15]. Во всех резолюциях на данную тему было отмечено, что подобные односторонние санкции противоречат международному праву, нарушают принцип свободы международной торговли и судоходства и существенно сдерживают процесс социально-экономического развития Кубы.

С правовой точки зрения эти случаи представляют собой особую сложность, так как «такие санкции не нарушают конкретных правовых обязательств, а являются лишь недружественными актами»[16]. Международно-правовой совет при Министерстве иностранных дел Российской Федерации при характеристике подобных действий использует также термин «односторонние санкции», отмечая, что они «не имеют непосредственного экстерриториального эффекта и порождают юридические последствия только в пределах юрисдикции вводящего их государства или пространственной сферы действия компетенции международной организации»[17]. Тем не менее «односторонние санкции, вводимые такими мощными игроками, как США и ЕС, по своим политическим и экономическим последствиям сравнимы с санкциями СБ ООН»[18].

Четвертым направлением при изучении вопросов, связанных с санкциями, являются пределы и возможности применения силы при реализации санкций. Большинство исследователей полагают, что санкции должны быть пропорциональными, однако это лишь общий показатель, к тому же весьма условный и трудноизмеримый. Мы разделяем точку зрения о том, что «санкции по своим последствиям чаще всего превышают объем и характер причиненного вреда. Такова одна из отличительных характеристик санкций»[19].

Если же понимать санкции в широком смысле, то можно констатировать, что в данном варианте тактические цели санкций максимально приближены к целям любой военной операции, соответственно, регламентироваться они будут нормами международного гуманитарного права и права вооруженных конфликтов. В данном случае подразумевается однозначная карательная сущность военных санкций.

Кроме того, если исходить из того, что целью санкций является восстановление состояния международного мира и безопасности, воздействие санкций допустимо лишь до тех пор, пока не восстановлен международный правопорядок, что может определить исключительно Совет Безопасности ООН.

Пятое направление для анализа — это разновидности санкций. «Военные», «точечные», «адресные», «индивидуальные» и пр. — вариантов санкций, встречающихся в доктрине международного права, множество. Отправной точкой при оценке правомерности употребления той или иной разновидности санкций является вопрос, освещаемый в начале данной статьи, — что же понимать под санкциями в современном международном праве? Ввиду наличия множества полярных мнений по данному вопросу с уверенностью можно выделить лишь два вида — это санкции, не связанные с применением вооруженной силы, и санкции, связанные с применением вооруженной силы.

Опираясь на отечественную доктрину, следует отметить, что, если речь идет о применении силы при реализации санкций, уместно употребление термина «военные санкции»: «В праве международно-правовой ответственности следует выделить соответствующий международно-правовой институт санкций и в его рамках — субинститут военных санкций»[20].

Таким образом, можно констатировать: санкции являются важным институтом отрасли ответственности в современном международном праве. Данная отрасль, к сожалению, развивается чрезвычайно медленно из-за недостатка кодификации, политизированности вопросов, связанных с международно-правовой ответственностью, а также из-за наличия многочисленных разногласий по отдельным направлениям ответственности, например по санкциям, что и показано в данной статье.

Хотелось бы подчеркнуть, что развитие отрасли ответственности в международном праве не является отражением идеалистически утопического взгляда на эволюцию международных отношений. Напротив, развитие данной отрасли, в частности института санкций, означает вполне реалистичное признание применения силы в качестве одного из ключевых системообразующих факторов международной жизни. Сегодня очевиден разрыв между принципом неприменения силы, зафиксированным во многих международных правовых актах, и катастрофическим количеством случаев фактического применения силы. Развитие и дальнейшая кодификация отрасли международно-правовой ответственности, в частности института международно-правовых санкций, позволит поставить международные правонарушения в определенные правовые рамки.

1 URL: http://www.un.org/ru/documents/charter/chapter7.shtml

3 Жданов Ю.Н. Принудительные меры в международном праве: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1999. С. 15.

4 См.: Белалова Б.Ш. Место международно-правовых санкций в современном международном праве // Законодательство. 2002. № 12. С. 65.

5 Левин Д.Б. Ответственность государств в современном международном праве. — М., 1966. С. 21.

6 Лукашук И.И. Право международной ответственности. — М., 2004. С. 83.

7 Василенко В.А. Международно-правовые санкции. — К., 1982. С . 41.

8 URL: http://doc20vek.ru/node/451

9 URL: http://www.un.org/ru/documents/charter/chapter7.shtml

10 См.: Lipson M. A. «Garbage Can Model» of UN Peacekeeping // Global Governance. 2007. № 13. P . 79—97.

11 Багинян К.А. Международные санкции по уставам Лиги Наций и ООН и практика их применения. — М., 1948. С. 51.

12 См.: Белалова Б.Ш. Указ. ст. C . 65.

13 Василенко В.А. Указ. раб. С. 34.

14 Доклад Комиссии международного права. Шестидесятая сессия, 2008. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/intorg_responsibility.pdf

15 Последняя резолюция по данному вопросу — Резолюция ГА ООН A / RES /67/4 «Необходимость прекращения экономической, торговой и финансовой блокады, введенной Соединенными Штатами Америки против Кубы», 13 ноября 2012 года.

16 «Односторонние санкции» и международное право. Заключение Международно-правового совета при МИД России. URL : http :// www . norway . mid . ru / ru / press _12_031. html

17 «Односторонние санкции» и международное право.

19 См.: Белалова Б.Ш. Указ. ст. С. 65.

20 См.: Чиков П.В. Военные санкции в международном праве: автореф. … канд. юрид. наук. — Казань, 2003. С. 10.

Международное право. Ответы на экзаменационные вопросы (И. М. Хужокова, 2009)

В настоящем учебном пособии раскрыты основные темы международного публичного права. Содержание настоящего издания составлено в соответствии с программой курса международного права. Пособие написано доступным языком в форме вероятных ответов на экзаменационные вопросы, что позволяет использовать его в качестве справочного пособия. Учебное пособие предназначено главным образом для студентов и слушателей средних специальных и высших учебных заведений при подготовке к практическим, семинарским занятиям, сдаче зачетов, экзаменов, написанию различного рода контрольных работ.

Оглавление

  • 1. Понятие и значение международного права, международных отношений и международной системы
  • 2. Предмет и метод международного права. Дискуссии о наименовании отрасли
  • 3. Роль международного права в международных отношениях
  • 4. Понятие и виды субъектов международного права. Международная правосубъектность. Высокий статус субъекта международного права
  • 5. Государство – основной субъект международного права
  • 6. РФ как субъект международного права. РФ в составе СНГ
  • 7. Способы приобретения международной правосубъектности государственными образованиями. Международно-правовое признание
  • 8. Правопреемство в международном праве. Особенности правопреемства государств
  • 9. Международное право как отрасль права, наука и учебная дисциплина. Система науки и отрасли международного права
  • 10. Соотношение международного и национального права
  • 11. Принципы международного права
  • 12. Соотношение международного частного и публичного права
  • 13. Соотношение международного права и публичных отраслей права РФ
  • 14. Начальный этап развития международного права. Зависимость международного права от экономической формации
  • 15. Международные договоры и правоотношения в рабовладельческом обществе
  • 16. Международное право в период феодализма
  • 17. Международное право Нового времени
  • 18. Основные тенденции развития современного международного права
  • 19. Понятие и виды источников международного права
  • 20. Юридическая сила нормативно-правовых актов международного права, условия вступления в силу, территория действия
  • 21. Кодификация международного права. Деятельность Комиссии международного права ООН
  • 22. Понятие норм международного права
  • 23. Генезис норм международного права. Субъекты международного правотворчества
  • 24. Виды норм международного права, их толкование
  • 25. Основные особенности норм международного права и их отличие от норм национального права
  • 26. Международный договор: понятие, правовое содержание, особенности

22. Понятие норм международного права

Нормы международного права – это определенные в установленном порядке государствами по совместной договоренности правила поведения субъектов международного права при участии их в международных отношениях.

Нормы международного права подкрепляются мерами принуждения.

Таким образом, международным нормам права свойственны следующие признаки:

1) представляют собой правила поведения;

2) устанавливаются в специально предусмотренном для этого порядке;

3) устанавливаются совместно государствами;

4) адресованы субъектам международного права;

5) регулируют поведение субъектов международного права при участии их в международных отношениях;

6) нарушение норм международного права влечет международно-правовую ответственность нарушителя.

Нормы международного права имеют очень важное значение для понимания международного права как специфической отрасли. Своеобразие норм опосредует своеобразие отрасли.

Структура нормы международного права имеет свои особенности. Традиционно норма права состоит из трех взаимосвязанных частей – гипотезы, санкции и диспозиции.

Гипотеза – это структурная часть нормы права, определяющая условия действия данной нормы, ситуацию, при которой данная норма подлежит применению.

Диспозиция – это структурная часть нормы права, определяющая права и обязанности субъекта отношений в данной ситуации, указанной в гипотезе.

Санкция – это структурная часть нормы права, определяющая характер и размер ответственности субъекта за нарушение правил, предусмотренных в диспозиции.

В целом наиболее характерными структурными элементами для норм международного права являются гипотеза и диспозиция, как правило, в текстах международных договоров содержатся два этих элемента.

Что касается санкции, то как таковая она является факультативным элементом для международной нормы, и зачастую гипотеза и диспозиция располагаются в одном нормативном акте, а санкция – в другом.

Гипотеза нормы международного права указывает прежде всего то, в какой сфере международного права проистекает данное правоотношение – в сфере космического, морского, гуманитарного и т. д., – и рисует ситуацию, в которой норма может быть применена (например, при состоянии войны, в пределах территориального моря, в космическом пространстве и т. д.).

Диспозиция нормы международного права указывает на то, какие действия будут признаваться юридически значимыми. Например, признается обязательным гуманное обращение с военнопленными.

Что касается санкций международных норм, то они могут последовать за нарушением нормы независимо от того, закреплены ли они в нормативном акте или нет. Такие санкции могут выражаться в прекращении сотрудничества с государством, исключении из международной ООН, мерах экономического или финансового характера и др.

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Международное право. Ответы на экзаменационные вопросы (И. М. Хужокова, 2009) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Международно-правовые санкции и международный контроль

Современное международное право, будучи эффективной системой права, создаст условия для его соблюдения в режиме принуждения. Эту роль выполняют международно-правовые санкции, применяемые в индивидуальном или коллективном порядке. В то время как суд обеспечивает право, институт санкций начинает свое действие как мера принуждения в ответ на нарушение права. Общая цель санкций состоит в недопущении возможности для государства-делинквента (государства, совершившего международное противоправное деяние) воспользоваться преимуществами собственного неправомерного поведения: nullus com mod urn capere de sua injuria propria. Известными науке и практике международного права индивидуальными санкциями выступают меры принуждения дипломатического и торгово-экономического порядка, а в том, что касается коллективных мер, — это принимаемые согласно Уставу ООН меры, не связанные с использованием вооруженных сил (ст. 41) и действиями воздушных, морских или сухопутных сил членов ООН (ст. 42).

Институт санкций, контрмер в аспекте международно-правовой ответственности государств в достаточной мере разработан в российской науке международного права. Предметный академический интерес проявили здесь Г. И. Тункин, И. И. Лукашук, С. В. Черниченко, коллективы ученых в своих совместных трудах. Концептуально общим для всех ученых является констатация необходимости правомерности применяемых в режиме санкций мер (здесь определяющим фактором выявляет себя недопустимость угрозы силой и ее применения согласно п. 4 ст. 2 Устава ООН) и тенденция к переносу санкционирующих мер от принимаемых на индивидуальной основе к коллективным санкциям в рамках ООН. Естественно, по мере продвижения человечества к построению миропорядка на основе верховенства права (rule of law) тенденция к усилению режима санкций, осуществляемых на базе коллективных мер в рамках институтов ООН, будет и дальше себя проявлять. И это вполне понятно и логично. Однако применение индивидуальных мер санкционного порядка (в той степени, в какой они правомерны) обоснованно понимается наукой и практикой международного права как вполне допустимое и приемлемое. И здесь надо учитывать специфику режима принуждения к соблюдению права в системе современного международного права. В то время как во внутригосударственном праве с его вертикальной структурой принуждения меры санкционного порядка применяются по линии «сверху вниз», в международном праве как праве координации (с его горизонтальной структурой регулятивного воздействия) применение санкций в таком же направлении (по горизонтали) представляется нормальным явлением международной жизни.

Важным международно-правовым средством по осуществлению выполняемость норм международного права является институт международного контроля.

Многоаспектность института международного контроля проявляет себя в нескольких направлениях. Разнообразие в доктринальных мнениях российских ученых по поводу предметности регулятивных функций международного контроля трансформируется в их общую заинтересованность создать целостный по форме и законченный по содержанию правовой институт, ориентированный на создание условий по добросовестному выполнению предписаний современного международного права.

Г. И. Тункин называет две функции: превенции и устранения уже совершенных государствами нарушений международного права. И. И. Лукашук к двум уже обозначенным функциям добавляет функцию толкования подлежащих выполнению международно-правовых норм. Будучи средством по осуществлению выполняемость норм международного права на основе принципа добросовестности, орган международного контроля соизмерим с Международным судом, который, вынося свое решение, несомненно, осуществляет и функцию толкования нрава. Это как бы подразумевается. Соответственно, к функциям органов международного контроля следует отнести, как справедливо отмечает на этот счет И. И. Лукашук, и функцию толкования. Таким образом, орган международного контроля осуществляет одновременно три функции: 1) предотвращения нарушений норм международного права; 2) устранения таких случаев в будущем; 3) толкования норм международного права на предмет фактического существования нарушений права или отсутствия таковых.

Практическими направлениями функций международного контроля могут быть любые сферы договорно-правового сотрудничества государства. Полномочия органа международного контроля, так же как юрисдикция Международного суда, имеют конвенционную основу. Наиболее распространенными направлениями функциональной деятельности органов международного контроля являются сфера международной безопасности, международная защита прав человека, международное сотрудничество государств по борьбе с преступными деяниями. Область международной безопасности в лице такого важного акта, как Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г., являет собой пример эффективно действующего механизма международного контроля. Эти функции здесь осуществляет МАГАТЭ, с которым каждое участвующее в Договоре неядерное государство заключает специальное соглашение. Заявленной целью такого соглашения является недопущение переключения мирного использования ядерной энергии на создание ядерного оружия, ядерных взрывных устройств или на другие военные цели. По результатам международного контроля каждые пять лет созываются международные конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия.

Международный контроль в области прав человека носит стройный, упорядоченный на основе системы международных договоров характер. В вершине всего институционно-правового механизма контроля находится Устав ООН, и далее, уже в развитие этого основного документа, имеется целая серия специальных договоров со своей собственной системой контроля.

Генеральная Ассамблея ООП в соответствии со ст. 13 Устава ООН организует исследования и делает рекомендации в целях содействия международному сотрудничеству, в том числе и в области содействия осуществления прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС), уполномоченный делать рекомендации в целях поощрения уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех, представляет Генеральной Ассамблее ООН проекты конвенций по вопросам, входящим в его компетенцию (ст. 62 Устава).

Созданная под эгидой ЭКОСОС Комиссия ООН по нравам человека определяет себя в качестве главного органа международного контроля.

Общую координационную работу ООН в области прав человека осуществляет Верховный комиссар по поощрению и защите всех прав человека (далее — Верховный комиссар) . В своем качестве высокого должностного лица ООН, заместителя Генерального секретаря по вопросам прав человека Верховный комиссар осуществляет общее руководство деятельностью Центра по правам человека (органа ООН но организации контроля за осуществлением прав человека и подготовки по этому вопросу специальных докладов).

В созданный в рамках ООН институционный механизм международного контроля в области прав человека входят учрежденные в соответствии с международными конвенциями (пактами) специальные органы ООН — комитеты. Соответственно комитеты образованы согласно Международному пакту о гражданских и политических свободах 1966 г., Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Конвенции о правах ребенка 1989 г., Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.

В качестве примера органа международного контроля в области борьбы мирового сообщества с международной преступностью выступает созданный в 1968 г. в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г. Международный комитет по контролю над наркотиками (далее — Комитет). Будучи независимым квазисудебным органом по контролю за соблюдением Конвенции ООН о контроле над наркотиками, Комитет является преемником ряда органов, учрежденных в соответствии с конвенциями о контроле над наркотиками еще со времен Лиги Наций.

Наряду с эффективно действующей системой международного контроля (осуществляющего свои функции в специальной области применительно к отдельно взятому соглашению и в целом по отдельным направлениям международного сотрудничества) существует и система национального контроля за соблюдением конкретным государством норм международного права. Российская Федерация в рамках заявленной приверженности верховенству права осуществляет всесторонний контроль за исполнением на основе принципа добросовестности международно-правовых актов, участником которых она выступает. В соответствии с Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г. контроль за выполнением международных договоров Российской Федерации осуществляет Министерство иностранных дел РФ, а согласно Положению 1993 г. о Министерстве внешних экономических связей РФ функции контроля за выполнением министерствами, ведомствами, объединениями, предприятиями, организациями (независимо от форм собственности) и предпринимателями обязательств, вытекающих из международных договоров Российской Федерации о торгово-экономическом сотрудничестве, осуществляет МВЭС России.

Действующий в России эффективный национальный контроль за добросовестным выполнением международных договоров Российской Федерации подтверждает в реальном порядке приверженность России обеспечению международной законности и правопорядка.

Системы международного и национального контроля могут успешно сосуществовать и взаимодополнять друг друга. Конкретным примером в этом плане может быть известный международно-правовой акт в области права международной безопасности — Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении от 10 апреля 1972 г. Сочетание международного и национального контроля в Конвенции 1972 г. проявляет себя следующим образом. С одной стороны, участники Конвенции осуществляют национальные законодательные и административные меры но запрещению разработки, производства и накопления оружия, оборудования и средств доставки бактериологического оружия, а также по их уничтожению (ст. IV). И здесь себя конкретно проявляет режим национального контроля. С другой стороны, в развитие положений договора предусматривается, что если государство — участник Конвенции установит, что другое государство-участник нарушает положения Конвенции, то оно может подать жалобу в Совет Безопасности ООН (ст. VI). В данном месте налицо институционно обустроенный правовой режим международного контроля. В параметрах общих мер контроля институционно-правового порядка через каждые пять лет предусматривается созыв международных конференций государств — участников Конвенции для рассмотрения режима выполнения Конвенции (ст. XII).

Пример оптимального решения проблемы сочетания международного и национального контроля с выходом на обеспечение режима демилитаризации целого континента являет собой Договор об Антарктике 1959 г. Соглашаясь с авторитетным мнением А. А. Ковалева [1] , можно сделать такой однозначный вывод: широкая система международного контроля и сочетании с оптимально применяемой системой национального контроля содействует признанию Антарктики в качестве безъядерной зоны.

В режиме инспекций станций, установок, оборудования, морских и воздушных судов в пунктах разгрузки и погрузки снаряжения и материалов и докладов, направляемых всем государствам — участникам консультативных совещаний, в параметрах Договора об Антарктике 1959 г. создан оптимальный режим сочетания международного и национального контроля.

По констатации расширения сферы международного контроля (что в целом вполне нормально и объективно ориентировано на обеспечение выполняемость международных договоров) представленное И. И. Лукашуком правило разумной достаточности при достижении оптимального режима сочетания международного и национального контроля определяет себя в качестве того критерия, который присутствует в любом международном договоре. Государства являются суверенными международными образованиями в параметрах реально существующего и действующего в режиме координации международного правопорядка. Соответственно, меры национального контроля отнюдь не исчерпали себя, а, наоборот, показывают свою эффективность в плане достижения конечной цели — обеспечения выполняемость международных договоров и в целом норм международного права. Параметры разумной достаточности в режиме оптимальности и приемлемости позволяют рассматривать институт контроля в качестве действенного механизма по решению задач мирового сообщества в деле обеспечения выполняемость на должном уровне постановлений современного международного права.

  • [1]Ковалев А. А. Современное международное морское право и практика его применения. М., 2003. С. 230-242.
  • Санкции в международном праве

    Понятие международно-правовых санкций

    Каждое государство имеет право охранять свои интересы всеми допустимыми нравом средствами, в том числе мерами принудительного характера. Одной из форм принуждения в МП являются международно-правовые санкции.

    Исторически санкции в МП первоначально применялись в порядке самопомощи. По мере усложнения системы международных отношений появилась потребность в более тесной интеграции государств. Создается система международных организаций, имеющих функциональную правосубъектность, поэтому их право на принуждение носит вторичный и специальный характер. Будучи элементом правосубъектности международной организации, право на принуждение означает возможность применять принудительные меры только в тех сферах межгосударственных отношений, которые относятся к компетенции организации и лишь в определенных уставом пределах.

    Санкции не могут иметь превентивного действия; их цель — защита и восстановление уже нарушенных прав субъектов МП. Никакие ссылки на национальные интересы государства в качестве оправдания применения санкций не допускаются.

    Нужно отметить, что характер международно-правовых санкций могут носить лишь меры, применяемые только в ответ на правонарушения. Ответные меры, являющиеся реакцией субъекта на недружественный акт, пусть даже и совпадающие но форме с санкциями, санкциями не являются.

    Таким образом, санкции в МП это принудительные меры как вооруженного, так и невооруженного характера, применяемые субъектами МП в установленной процессуальной форме в ответ на правонарушение с целью его пресечения, восстановления нарушенных прав и обеспечения ответственности правонарушителя.

    Соотношение ответственности и санкций в международном праве

    Международно-правовые санкции (в отличие от большинства видов внутригосударственных санкций) не являются формой международной ответственности. Понятия и категории МП не всегда идентичны применяемым в национальном праве.

    Санкции в МП отличаются от ответственности следующими чертами:

    — санкции — это всегда действия потерпевшего (потерпевших), применяемые к правонарушителю, в то время как ответственность может выступать в форме самоограничений правонарушителя;

    — санкции, как правило, применяются до реализации мер ответственности и являются предпосылкой ее возникновения. Целью санкций является прекращение международного правонарушения, восстановление нарушенных прав и обеспечение осуществления ответственности;

    — санкции применяются в процессуальном порядке, отличном от того, в каком осуществляется международно-правовая ответственность;

    — санкции являются правом потерпевшего; их применение не зависит от воли правонарушителя;

    — основанием применения санкций является отказ прекратить неправомерные действия и выполнить законные требования потерпевших субъектов.

    Таким образом, международно-правовые санкции — это дозволенные МП и осуществляемые в особом процессуальном порядке принудительные меры, применяемые субъектами МП для охраны международного правопорядка, когда правонарушитель отказывается прекратить правонарушение, восстановить права потерпевших и добровольно выполнить обязательства, вытекающие из его ответственности.

    Виды и формы международно-правовых санкций

    Различают санкции, осуществляемые в порядке самопомощи, и санкции, осуществляемые с помощью международных организаций.

    Санкции в порядке самопомощи

    Санкциями, осуществляемыми в порядке самопомощи, являются реторсии, репрессалии, разрыв или приостановление дипломатических или консульских отношений, самооборона.

    Реторсии — это ответные принудительные меры субъекта, направленные на ограничение охраняемых МП интересов другого государства и применяемые в ответ на правонарушение.

    Когда реторсии применяются в ответ на недружественный акт (т.е. несправедливое, предвзятое, но правомерное, с точки зрения МП, поведение), они не являются санкциями.

    Международная практика выработала следующие формы реторсий: установление ограничений на импорт товаров из государства-нарушителя; повышение таможенных пошлин на товары из этого государства; введение системы квот и лицензий на торговлю с данным государством; предъявление завышенных требований к товарам и компаниям из страны-нарушителя; повышение налоговых платежей; замораживание вкладов из страны-нарушителя в своих банках; изъятие своих вкладов из банков в стране-нарушителе и др.

    Политическими формами реторсий считаются: ограничения, устанавливаемые для граждан государства-нарушителя; отзыв дипломатического представителя из государства-нарушителя; объявление иностранных дипломатов персонами non grata; отмена запланированных визитов руководителей и т.д.

    Репрессалии — это ответные принудительные меры, направленные на ограничение прав другого государства, совершившего правонарушение.

    Современное МП запрещает вооруженные репрессалии (интервенции, блокады и т.п.), которые рассматриваются как акты агрессии.

    Выработаны следующие формы репрессалий: эмбарго (запрет продавать имущество и технологии на территорию страны-нарушителя), бойкот (запрет покупать и ввозить па территорию имущество, происходящее из данного государства); национализация собственности государства-нарушителя, его предприятий и граждан.

    К политической форме репрессалий следует относить: денонсацию или аннулирование договоров с этим государством; непризнание (отказ государства признавать ситуации или действия, порожденные неправомерными, с точки зрения МП, актами правонарушителя). Непризнание имеет несколько основных форм: отказ государства признавать юридическую силу договоров и соглашений, заключенных в результате неправомерного применения силы или противоречащих общепризнанным принципам МП; отказ признавать фактические ситуации, создавшиеся в результате неправомерных действий (например, непризнание территориальных изменений, происшедших в результате агрессии); отказ признавать противоправный режим в данном государстве и др.

    Самостоятельный вид санкций образуют разрыв или приостановление дипломатических и консульских отношений. Эти меры представляют собой прекращение (постоянное или временное) потерпевшим государством дипломатических и (или) консульских связей. При этом разрыв дипломатических отношений не означает автоматического разрыва консульских отношений. Заметим, что данные меры могут применяться и в ответ на недружественный акт, но тогда они не имеют характера санкций.

    Самооборона — это особый вид санкций, выражающихся в применении к правонарушителю вооруженных мер в соответствии с Уставом ООН в ответ па вооруженное нападение.

    С юридической точки зрения, институт самообороны в МП схож с институтом необходимой обороны в национальном законодательстве.

    МП признает существование двух видов самообороны: необходимая оборона и самооборона от агрессии.

    Необходимая оборона представляет собой отражение актов применения вооруженных сил, не являющихся актом агрессии (принудительные меры в отношении морских и воздушных судов, вторгшихся на территорию государства и т.д.). Подобные действия носят эпизодический, «разовый» характер и не преследуют цели развязывания войны.

    Самооборона от агрессии — это отражение акта агрессии посредством вооруженной силы, применяемое в соответствии с обязательствами по МП и, прежде всего, по Уставу ООН. При этом ответные меры могут применяться с предельной степенью интенсивности; между потерпевшим государством и агрессором возникает состояние войны. Целями этого вида санкций являются отражение вооруженного нападения, восстановление международного мира и обеспечение международной безопасности, обеспечение привлечения правонарушителя к ответственности.

    Действия государств по самообороне нельзя противопоставлять принудительным мерам, осуществляемым по решению СБ ООН. Статья 51 Устава ООН устанавливает, что Устав не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону до тех пор, пока СБ не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. При этом меры по Уставу ООП не отменяют и не заменяют действий по самообороне.

    Санкции, осуществляемые с помощью международных организаций

    Санкциями, осуществляемыми с помощью международных организаций, являются приостановление прав и привилегий, вытекающих из членства в международной организации, исключение правонарушителя из международного общения, коллективные вооруженные меры по поддержанию международного мира и безопасности.

    Приостановление прав и привилегий, вытекающих из членства в международной организации, может осуществляться в следующих формах: лишение права голоса государств, не выполняющих принятых на себя обязательств; лишение права представительства в организации (неизбрание в органы организации, неприглашение на проводимые в ее рамках конференции); лишение права на получение помощи, получаемой в рамках этой организации; временное приостановление членства в международной организации; исключение из международной организации.

    Так, на основании ст. 5 Устава Организации ООН по промышленному развитию (Вена, 8 апреля 1979 г.) «1. Любой член Организации, который временно лишен своих прав и привилегий, связанных с членством в Организации Объединенных Наций, автоматически временно лишается прав и привилегий, связанных с членством в Организации. 2. Любой член, имеющий задолженность по выплате своих взносов в Организацию, не может участвовать в голосовании в Организации, если сумма его задолженности равна или превышает сумму обязательных взносов, причитающихся с него за два предыдущих финансовых года. Любой орган, тем не менее, может позволить такому члену участвовать в голосовании в этом органе, если он признает, что неуплата произошла по не зависящим от данного члена обстоятельствам».

    Согласно ст. 62 Конвенции о международной гражданской авиации (Чикаго, 7 декабря 1944 г.) Ассамблея ИКАО может приостанавливать право голоса в Ассамблее и в Совете любого государства, которое не выполняет в пределах разумного срока своих финансовых обязательств перед Организацией.

    Исключение правонарушителя из международного общения может выражаться в лишении права сотрудничества с другими субъектами вне рамок международной организации (полный или частичный разрыв экономических, политических, военных и иных отношений, транспортного сообщения, связи, разрыв дипломатических и консульских отношений и т.д.).

    В случае особо опасных посягательств на международный мир и безопасность международные организации могут принять решение об использовании коллективных вооруженных мер по поддержанию международного мира и безопасности. Возможность применения мер такого рода предусмотрена Уставом ООН, Уставом Организации Американских Государств (Богота, 30 апреля 1948 г.), Пактом Лиги арабских государств (Каир, 22 марта 1945 г.), документами других региональных организаций.

    Коллективные меры применяются при необходимости предотвращения угрозы миру и подавления акта агрессии, однако они могут осуществляться не только для пресечения агрессии конкретного государства, но и в целях предотвращения усугубления международного вооруженного конфликта.

    Санкции вооруженного характера должны применяться, если исчерпаны остальные меры воздействия.

    Меры, осуществляемые по Уставу ООН, могут применяться в двух формах: отдельными государствами от имени и по специальным полномочиям ООН; специально создаваемыми вооруженными силами ООП. Определение порядка применения вооруженных мер относится к компетенции СБ ООН.

    Еще по теме:

    • Список видов деятельности патент Патент для ИП на 2018 и 2019 год: разрешенные виды деятельности + ответы на частые вопросы по изменениям Начал собирать сводные данные по изменения для ИП на ПСН на 2018 — 2019 годы. Сразу подчеркну, что статья будет обновляться, по мере утверждения новых […]
    • Закон ко по антитеррору Федеральный закон "О противодействии терроризму" Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ"О противодействии терроризму" С изменениями и дополнениями от: 27 июля 2006 г., 8 ноября, 22, 30 декабря 2008 г., 27 июля, 28 декабря 2010 г., 3 мая, 8 ноября 2011 […]
    • Младший прокурор Прокуратуры районов Прокуратура Железнодорожного района г. Орла Прокурор района советник юстиции Ничипорчук Владимир Николаевич 302030 г. Орел, ул. Пушкина, 44, тел. 73-52-32, e-mail: [email protected] Прокуратура Северного района г.Орла Прокурор […]
    • Каско мск правила Правила компании МСК Правила страхования – это большой сложный документ. Чтобы Вы смогли легко в нем сориентироваться наши эксперты проанализировали каждый пункт, выписали главное и оценили лояльность правил к клиентам. Чем выше балл – тем больше […]
    • Нотариус баррикадная Нотариусы Москвы на станции метро Баррикадная Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Бобкова Ирина Андреевна Телефон: (499) 254-69-58 […]
    • Выплаты по 400 приказу Приказ № 400 поделил армию на принцев и нищих Началась выплата премий Минообороны — в счастливчики попало лишь 10% офицеров В эти дни первые из 34 тысяч офицеров, попавших в приказ министра обороны за номером 400, начали получать, так называемую, […]
    • Правила эксплуатации пэу Приказ Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 15 сентября 2017 г. № 498 “Об утверждении Правил эксплуатации установок очистки газа” В соответствии со статьей 16.1 Федерального закона от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха» […]
    • Оренбург законы Закон Оренбургской области от 27 апреля 2018 г. N 1016/241-VI-ОЗ "О внесении изменений в Закон Оренбургской области "О мерах по обеспечению тишины и покоя граждан на территории Оренбургской области" (принят Законодательным Собранием […]