Толкование законов конституционным судом рф

Толкование законов конституционным судом рф

4.1 Постановления Конституционного Суда как источник права / Официальное толкование права (автор: Лукшина Е.В.)

Особый интерес вызывает вопрос о причислении судебных решений и, в частности, решений Конституционного Суда Российской Федерации к числу источников конституционного права. Этот вопрос неоднозначно решается специалистами. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева).

Эти разногласия вызваны, прежде всего, сложившейся правовой доктриной. Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы. Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделения властей». Действительно, судебные решения традиционно не относят к источникам континентального права. В практической деятельности правоприменителю приходится руководствоваться не сложившимися теоретическими установками и положениями, а нормами права – общеобязательными правилами поведения, установленными и санкционированными государством и обеспеченными его принудительной силой.

Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество – конституционного законодательствования.

Осуществляя толкование основного закона, Конституционный Суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

По мнению М.С. Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным Судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный Суд, а изменить и отменить свое судебное решение может лишь он сам. [1]

Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, «негативного»: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы. Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

По мнению М.А Митюкова, решения Конституционного Суда РФ фактически являются источником права и имеют характер нормативных актов, который должен быть закреплен в федеральном законодательстве. Обеспечивать исполнение этих решений должен не только авторитет самого Суда, но и соответствующие государственные институты. Среди проблем, связанных с реализацией таких решений, можно выделить неоперативность исполнения постановлений; продолжение действия актов, признанных неконституционными; нерадивость и медлительность отдельных должностных лиц и органов; низкую оперативность в корректировке законодательства.

Таким образом, постановления Конституционного Суда можно признать источником конституционного права по следующим основаниям:

— могут содержать и отменять правовые нормы;

— имеют во многих случаях силу закона;

— выносятся именем Российской Федерации, являются окончательными и пересматриваются только этим органом;

— обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

— подлежат официальному опубликованию;

— обладают большим моральным авторитетом.

Решения Конституционного Суда действительно выполняют правотворческую функцию, выступают в качестве источников права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе, даже если это не соответствует положениям правовой доктрины, причем они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

[1] Конституционное право Российской Федерации. Сб. судеб. решений. СПб., 1997. С. 127.

Проблемы официального нормативного толкования законов субъектов Российской Федерации

Официальное нормативное толкование законов осуществляется, как известно, уполномоченными на это государственными органами и имеет обязательную силу. Такое толкование подразделяется на аутентическое (авторское) и легальное (разрешенное, делегированное) толкование. Аутентическое толкование законов дается органами, их издавшими, а легальное — органами, которые сами толкуемые законы не издавали, но наделены правом их толкования.

Аутентическое толкование федеральных законов в настоящее время невозможно, поскольку действующим законодательством не определен порядок его осуществления. Что же касается их легального толкования, то толкование Основного Закона (Конституции) осуществляется Конституционным Судом Российской Федерации. Иные федеральные законы толкуют Верховный и Высший Арбитражный суды Российской Федерации в своих разъяснениях по вопросам судебной практики. Правом официального толкования федеральных законов, имеющего обязательный характер, могут наделяться и другие государственные органы. Кроме того, существует практика толкования федеральных законов федеральными органами исполнительной власти, имеющая рекомендательное значение. Официальное нормативное толкование законов субъектов Российской Федерации осуществляется их органами.

Несмотря на всю значимость официального нормативного толкования законов и наличие довольно значительного числа работ, затрагивающих эту тему, оно пока не получило должного освещения в юридической литературе. Отсутствует и надлежащая законодательная регламентация такого толкования, неоднозначна и практика его осуществления.

Проблемные вопросы официального нормативного толкования законов субъектов Российской Федерации в целом совпадают с теми вопросами, которые возникают в связи с аналогичным толкованием федеральных законов. К ним только добавляются некоторые вопросы, связанные со спецификой организации государственной власти в субъектах Российской Федерации и особенностями их законов. Можно выделить следующие основные вопросы такого рода: какие органы должны осуществлять официальное нормативное толкование законов субъектов Российской Федерации; кто может быть инициатором этого толкования; являются ли его акты источниками права.

Отвечая на эти и связанные с ними вопросы, автор данной статьи продолжает придерживаться тех взглядов на официальное нормативное толкование законов, которые он изложил в своих прежних публикациях.

Что касается субъектов официального нормативного толкования региональных законов, то толкование конституций (уставов) регионов осуществляют законодательные (представительные) органы региональной власти и их конституционные (уставные) суды, там, где они имеются. Толкование основных законов субъектов Российской Федерации их парламентами представляет собой, по нашему мнению, не лучший вариант решения данной проблемы. Предпочтительнее, когда такое толкование осуществляют их конституционные (уставные) суды. Практика отказа во многих регионах по тем или иным причинам от создания таких судов себя не оправдала, поэтому не случайно в последнее время идет активный процесс их учреждения.

Вызывает возражение и толкование обычных законов региональными парламентами. Представляется, что таким органом должен быть непременно суд. Причем тот, который знает практику применения региональных законов. Конституционный (уставный) суд для этой роли не подходит, так как он является органом конституционного (уставного) контроля. Осуществление же такого контроля представляет собой специфический вид судебной деятельности. Однако в регионах имеются суды, которые непосредственно сталкиваются с региональными законами, — верховные суды республик, краевые (областные) суды, суды городов федерального значения, суды автономных областей, суды автономных округов, федеральные арбитражные суды округов. Представляется, что есть все основания для того, чтобы наделить эти суды правом давать обязательные разъяснения по вопросам судебной практики, в которых они могли бы толковать как федеральные (в случае отсутствия соответствующих разъяснений высших федеральных судов), так и региональные законы.

Вопрос о субъектах официального нормативного толкования права разделил юристов на два противоположных лагеря. По мнению одних, «правом… обязательного толкования (разъяснения) могут быть наделены органы, принявшие нормативный правовой акт»2. Другие же считают, что «только легальное судебное толкование является правомерным официально-обязательным толкованием». Обе стороны приводят в пользу своих точек зрения различные доводы. Главный довод первой стороны заключается в том, что по своей природе суд является прежде всего правоприменительным органом. Поэтому он «может иметь право только необязательного толкования нормативных правовых актов лишь для данного конкретного дела». Другая сторона считает этот довод неубедительным. Как утверждал, например, В.С. Нерсесянц, «издание обязательного нормативного акта и осуществление официально-обязательного толкования вообще (своего акта или любого другого) — это две совершенно различные функции, и в условиях разделения властей один орган не должен обладать одновременно этими двумя функциями и двумя соответствующими полномочи-ями»5. Далее он писал: «Обязательное толкование права является по своей сути судебной функцией, и оно должно осуществляться специальной судебной инстанцией (как правило, Конституционным или Верховным судом)».

Присоединяясь к последним суждениям, отметим только, что, давая разъяснения по вопросам судебной практики, высшие федеральные суды не могут в полной мере учесть всех проблем региональной правоприменительной деятельности. Таким образом, бремя толкования региональных законов должно главным образом ложиться на соответствующие региональные суды и федеральные арбитражные суды округов. Это, однако, не исключает возможности толкования региональных законов высшими федеральными судами в тех случаях, когда в этом возникнет необходимость. Такое толкование, разумеется, будет иметь приоритет над толкованиями, осуществляемыми нижестоящими судами.

Следует сказать, что поставленный вопрос о наделении правом дачи обязательных разъяснений по вопросам судебной практики высших судов регионов и федеральных арбитражных судов округов нуждается в обстоятельном рассмотрении. Это обусловлено тем, что такое толкование неизвестно отечественной правотол-ковательной практике, а наделение указанных выше судов соответствующим правом возможно только путем внесения дополнений в действующее федеральное законодательство.

Представляется, что толкование конституции (устава) субъекта Российской Федерации не должно осуществляться по инициативе законодательного (представительного) органа, если он наделен правом их толкования. Не может быть данный орган и инициатором толкования обычных законов. Причем независимо от того, обладает он или нет правом их толкования. Распространенная практика предоставления права на обращение с запросом о толковании региональных законов субъектам законодательной инициативы тоже представляется неоправданной.

Приведем высказанные в литературе доводы в пользу этих суждений. Что касается осуществления толкования по инициативе самого законодательного органа, то это, как считает М.Н. Ка-расев, лишено всякого смысла и значения для правоприменительной практики7. Ведь законодательный орган правоприменение не осуществляет, поэтому он не может знать, какие нормы нуждаются в толковании. Толкование же «в рамках законодательной инициативы, которой наделен достаточно большой круг субъектов»8 недопустимо, считает М.Н. Карасев, потому, что тогда «будут толковаться нормы, порой и не требующие толкования, а само толкование может привести к еще большей неясности и двусмыслен-ности»9. Инициаторами толкования, по его мнению, должны быть органы исполнительной власти, суды и органы прокуратуры, которые «имеют представление о том, какая норма требует толкования в конкретной ситуации»10.
Доводы, приводимые М.Н. Карасевым в обоснование своей позиции, кажутся вполне убедительными. Мы считаем, что в законе необходимо закрепить довольно узкий перечень инициаторов толкования законов и исключить из него законотворческий орган. В качестве надлежащих инициаторов их толкования мы признаем высших должностных лиц региональной власти (президентов, губернаторов, глав администрации), верховные суды республик, краевые (областные) суды, суды городов федерального значения, суды автономных областей, суды автономных округов, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, конституционные (уставные) суды, а также прокуроров соответствующих регионов.

В литературе в последнее время получила широкое распространение точка зрения, что акты толкования региональных законов, как и акты официального нормативного толкования федеральных законов, являются источниками права, а значит, могут вносить коррективы в толкуемые в них законы. Так, по утверждению В.А. Кряжкова, конституционные (уставные) суды «формулируют «недостающие элементы» текста Основного Закона, без которых он уже не может считаться полным». Согласиться с таким утверждением мы не можем, так как конституционные (уставные) суды не являются правотворческими органами. Называемые же в литературе основные причины, которые вызывают необходимость осуществления ими правотворческой функции (абстрактность положений основных законов регионов, потребность их нового прочтения в связи с изменяющейся социально-политической обстановкой, многозначность их формулировок, наличие в них коллизий и пробелов и др.), по нашему мнению, не ведут к этому. Существуют иные пути преодоления этих и им подобных явлений (применение приемов толкования права, коллизионных норм, правил преодоления пробелов в законах и др.).

Таким образом, данные акты являются только интерпретационными актами. Они призваны «установить смысл норм основного закона». Сказанное в полной мере распространяется и на законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации. Хотя они и являются правотворческими органами, данное их полномочие не может распространяться на осуществление ими толкования основных законов регионов. Вносить в эти законы какие-либо коррективы они могут только путем процедуры внесения в них изменений и дополнений. Нельзя, как мы считаем, наполнять в процессе толкования новым содержанием и обычные законы субъектов Российской Федерации.

Толкование Конституции и иных законов Российской Федерации Конституционным Судом

Переживаемые страной глубокие формационные преобразования и обусловленная ими всесторонняя демократизация общества постепенно приводят к тому, что Конституция из способа закрепления строя абсолютного государства с характерной для него не ограниченной правовыми рамками властью становится законом правового государства, власть которого ограничена суверенитетом народа и правами человека и гражданина, составляющими сферу индивидуальной автономии личности, свободную от произвольного вторжения государства, его органов и должностных лиц.

Под конституцией, несмотря на различие трактовок этого документа, понимают законодательный акт, которым определяются организация высших органов государства, порядок призвания их к отправлению своих функций, их взаимоотношения и компетенция, а также положение личности по отношению к государственной власти.

С формальной точки зрения конституция может совпадать с другими законами государства, но в практике современного конституционализма она обычно отличается от них по способу издания, внесения в нее изменений и дополнений, а юриспруденцией признается ядром правовой системы соответствующего государства.

Конституция обладает высшей юридической силой и тем самым поставлена над всеми иными законами и нормативными актами, определяет деятельность законодательной, исполнительной и судебной власти. Это основной закон государства, но государство и право не представляют собой изолированную субстанцию, напротив, они являются именно результатом развития социальных связей, способом организации совместной деятельности людей, их взаимодействия во имя индивидуальной и социальной жизни. Конституция формирует основы правового режима общества, его политическое единство, определяет цели, функции, организацию и порядок деятельности государства и его органов, принципы взаимоотношений с гражданами.

Этим и обусловлена значимость толкования Конституции Российской Федерации, которое (ч. 5 ст. 125) отнесено к компетенции Конституционного Суда РФ. Именно Конституционному Суду предоставлено право интерпретировать волю народа, выраженную в принятом всенародным референдумом Основном Законе.

Конституционное закрепление этого права Суда означает, что никакой иной орган государственной власти в России – федеральный или субъекта Федерации – не может давать официального и обязательного для органов государственной власти и местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений толкования Конституции. Это исключительная прерогатива Конституционного Суда. Причем для конституционного права в силу недостаточной конкретности его основного источника и широты конституционных положений, допускающих различные интерпретации, толкование имеет приоритетное значение, чем в иных детализированно нормированных отраслях права.

Традиционно теория толкования акцентирует внимание на необходимость выяснения либо воли конституционного (и обычного) законодателя, либо воли и смысла самой Конституции. Нет однозначного «рецепта», пригодного на все времена и для каждого случая, и в решениях Конституционного Суда.

В частности, если в Постановлении от 12 апреля 1995 г. по делу о толковании статей 103 (ч. 3), 105 (ч. 2 и 5), 107 (ч. 3), 108 (ч. 2), 117 (ч. З) и 135 (ч. 2) Конституции РФ Суд отдал предпочтение смыслу самой Конституции и признал, что положение об общем числе депутатов Государственной Думы, содержащееся в указанных статьях Основного Закона, следует понимать как число депутатов, установленное для депутатов Государственной Думы частью 3 статьи 95 Конституции, 450 депутатов, то в Постановлении от 20 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 8 мая 1994 г. предпочтение было отдано изначальному видению объема депутатских иммунитетов, из которого исходили создатели проекта Основного Закона.

В силу этого толкование Конституции и ее норм требует в каждом конкретном случае тщательного анализа дословного текста толкуемого положения, источника его возникновения, места в системе Конституции, его смысла и цели.

Конституция РФ не содержит определения понятия толкования Конституции РФ, а в Законе 0 Конституционном Суде Российской Федерации» говорится лишь о «неопределенности в понимании положения Конституции», которая преодолевается толкованием Конституционного Суда.

Не обращался специально к этому вопросу и Конституционный Суд, но принятые им решения позволяют сделать вывод, что, по мнению Суда, сложившемуся на основании отечественной правовой доктрины, толкование Конституции и ее норм включает в свое содержание как уяснение, так и разъяснение смысла интерпретируемых норм.

Процесс толкования означает и познание конституционной нормы, т.е. интеллектуальную деятельность, не выходящую за рамки сознания самого интерпретатора, и разъяснение нормы, т.е. предметную деятельность Конституционного Суда по доведению до всеобщего сведения содержания конституционных норм и выраженной в них воли законодателя.

Такая предметная деятельность применительно к статусу Конституционного Суда всегда воплощается в письменных решениях – либо по конкретным делам (и в этом случае речь идет о казуальном толковании), либо в итоговом Постановлении Конституционного Суда о толковании Конституции РФ, ее норм, которое согласно части 2 статьи 71 названного Закона обладает нормативным значением.

Глава XIV Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» регламентирует только порядок нормативного толкования, которое рассчитано на неоднократное применение и осуществляется в отношении широкого круга общественных отношений, являясь официальным и обязательным.

Таким образом, толкование Конституции РФ состоит в преодолел нии Конституционным Судом неопределенности в понимании ее положений, в выяснении объективного смысла и содержащихся в ней позитивных правовых принципов. По существу, толкование Конституции есть ее конкретизация.

Вопрос об объеме толкования (адекватном, расширительном, ограничительном), способах толкования (систематическом, филологическом, истррико-политическом, логическом), значении цели в толковании конституционной нормы (телеологическое толкование) не получил разрешения ни в Конституции, ни в Законе «О Конституционном Суде Российской Федерации». Однако некоторые требования к осуществляемому Судом толкованию Основного Закона в этих актах, а также в решениях самого Конституционного Суда сформулированы. В частности, согласно ч. 2 ст. 16 Конституции никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя России. Интерпретация всех последующих положений Конституции не может расходиться с нормами главы 1 Основного Закона и поэтому должна осуществляться в сопряжении с ними.

В связи с этим возникает требование о системности толкования, выявлении системообразующих связей конституционных норм и права в целом: субординации, координации, происхождении и т.п. В Послании Конституционного Суда Верховному Совету Российской Федерации «О состоянии конституционной законности в Российской Федерации» от 5 марта 1993 г. подчеркивалось, что «нельзя не учитывать, что Конституция есть единый документ и все ее положения должны рассматриваться во взаимосвязи, системно».

Конституционный Суд при толковании положений Основного Закона не должен ограничиваться только дословным изложением нормы, но и обязан оценивать ее контекст, а также место в общей системе конституционных норм. При этом любая конституционная норма должна интерпретироваться таким образом, чтобы избежать противоречий с другими нормами Конституции, ибо все элементы Основного Закона находятся во взаимосвязанности и в рамках единой системы выполняют свою роль.

Отсюда следует также требование к Конституционному Суду: в процессе толкования Конституции с уважением относиться к позитивному праву, учитывая иерархию правовых норм и их многообразие. Речь идет о том, что Конституционный Суд в процессе толкования Конституции часто вынужден обращаться к содержанию иных законов – федеральных конституционных и федеральных, а также законов субъектов Российской федерации.

В последнем случае конституционные нормы выступают мерилом конституционности иных законов с точки зрения их содержания и соответствия защищаемым Основным Законом целям и ценностям. При этом закон не должен признаваться ничтожным, если его противоречие Конституции не является явным или его можно интерпретировать в соответствии с Конституцией.

Данное положение не противоречит праву Суда выводить способ объективного разрешения конституционного спора из общих начал и смысла Конституции РФ. Сказанное также означает, что закрепленные в главе 1 Основного Закона РФ принципы конституционного строя, в которых прежде всего выражены общие начала и смысл Конституции, приобретают в определенных ситуациях непосредственное регулирующее значение.

В связи с этим важным требованием к интерпретации конституционных норм Конституционный Суд также считает практическую согласованность и функциональную рациональность даваемого им толкования. Цели Конституции и функции органов государственной власти должны быть обеспечены соответствующими средствами и полномочиями, которые, возможно, не всегда текстуально воспроизведены в Конституции, но вытекают из нее или ею подразумеваются. К примеру, Постановлением Конституционного Суда по делу о проверке конституционности ряда правовых актов, принятых в связи с урегулированием вооруженного конфликта в Чеченской Республике, от 31 июля 1995 г. легализован новый для отечественной правовой доктрины и практики конституционного регулирования институт так называемых скрытых (подразумеваемых) полномочий главы государства, которые, по мнению Суда, вытекают из части 2 статьи 80 и других статей Конституции и которые легли в основу этих актов.

Суд не всегда может рассматривать дословный текст интерпретируемой нормы в качестве той границы толкования, которую невозможно преодолеть. Рациональное применение самой Конституции или принятого на ее основе закона может потребовать от интерпретатора выйти за пределы чисто грамматического толкования текста конституционной нормы.

Тем самым Конституционный Суд выполняет одновременно в известной мере правотворческую функцию, поскольку предлагает такие решения, которые связаны с дословным текстом Конституции весьма тонкими нитями. Данный подход и правотворчёская функция особенно отчетливо проявились в Постановлении Конституционного Суда о толковании статьи 136 Конституции от 31 октября 1995 г.

Как известно, Конституция РФ, регламентируя порядок внесения в нее поправок, в ст. 136 устанавливает, что поправки к главам 3–8 принимаются в порядке, предусмотренном для федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Суд пришел к выводу, что положения статьи 136 Конституции могут быть реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федерального конституционного закона. Согласно пункту 1 резолютивной части постановления, поправки в смысле статьи 136 Конституции Российской Федерации принимаются в форме особого правового акта – закона о поправке к Конституции Российской Федерации, который, как известно, не упоминается в тексте Основного Закона.

Закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» устанавливает также, что его решения о толковании Конституции должны быть совместимы с другими решениями данного органа. Решение по делу о толковании Конституции не должно противоречить ранее принятым актам о толковании или решениям по конкретным делам, в которых дано казуальное толкование конституционных норм.

Если требование о совместимости между собой решений об официальном толковании Конституции является императивным, то требование о совместимости решений по конкретным делам представляется желательным, но не абсолютным. Согласно статье 73 указанного Закона, в случае, если большинство судей, участвующих в заседании одной из палат Конституционного Суда, склоняется к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание.

Конституционный Суд в пленарном заседании может принять решение, не соответствующее ранее выраженной им позиции. Такое решение может быть обусловлено либо «поиском права», либо «превращением» Конституции, т.е. изменением Основного Закона без изменения его текста, либо внесением в Конституцию дополнений и изменений, влекущих к изменениям в нормативном содержании ранее интерпретированных конституционных положений, которые в силу этого нуждаются в новом осмыслении.

Толкование Конституции РФ, отдельных ее норм дается исключительно в пленарных заседаниях Конституционного Суда. Причем решение о толковании Конституции, в отличие от решений по иным делам, принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей. Это обусловлено как юридической, так и общесоциальной значимостью таких решений, а также возможными политическими последствиями. По мнению законодателя, данный порядок принятия решения о толковании Конституции и установленное комментируемой статьей большинство служит гарантией от интеграции Суда в текущий политический процесс.

Толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и объединений.

Официальный характер такого толкования заключается в том, что оно дается Конституционным Судом, уполномоченным на это частью 5 статьи 125 Конституции РФ, содержится в специальном акте (постановлении) и обязательно для всех субъектов права.

С момента провозглашения постановления Суда по делу о толковании неопределенности в понимании положений Конституции, которая стала предметом для обращения в Конституционный Суд, неопределенность считается преодоленной.

В отличие от официального, неофициальное толкование Конституции и ее норм, осуществляемое различными органами и должностными лицами, а также учеными и практическими работниками, гражданами, нередко обладая высоким авторитетом и воздействуя на общественное и индивидуальное правосознание и поведение субъектов конституционного права, юридических последствий не порождает.

Официальное толкование, даваемое Конституционным Судом, признается нормативным, ибо оно распространяется на всех субъектов правовых отношений и весьма широкий круг случаев, обязательно на всей территории Российской Федерации, для зарубежных органов внешних сношений РФ, а также отечественных юридических и физических лиц, пребывающих за рубежом.

Любой правоприменитель обязан руководствоваться тем пониманием положений Конституции РФ, которое содержится в постановлении Конституционного Суда. Даваемое им толкование Конституции неотделимо от интерпретируемых положений Основного Закона. Толкование Конституции не ограничено временем, может в будущем дополняться или уточняться и разделяет судьбу истолкованной нормы или положения Конституции.

Решение Суда о толковании Конституции не влечет утраты юридической силы какими-либо актами или их отдельными положениями, как это происходит при принятии Судом решений по делам о конституционности нормативных актов, договоров, спорах о компетенции. Однако акты или отдельные их положения, основанные на противоречащей толкованию Конституционным Судом интерпретации конституционных норм, подлежат пересмотру издавшими их органами и должностными лицами.

Решение Суда о толковании Конституции может также являться основанием для судебного обжалования (в судах общей юрисдикции и арбитражных судах) соответствующих решений и действий, если при их вынесении или осуществлении органы и должностные лица руководствовались неправильной интерпретацией своих полномочий, не соответствующими толкованию Конституционным Судом норм о разграничении предметов ведения и полномочий.

Толкование Конституции Российской Федерации: виды, способы, юридическое значение

Толкование права – это специальный вид юридической деятельности по раскрытию смыслового содержания правовых норм, необходимый в процессе как законотворчества, так и реализации права. Толкование права имеет место в тех случаях, когда в ходе законотворческой и правоприменительной деятельности возникают различные юридические ситуации, требующие уяснения и разъяснения точного смысла и содержания предписаний правовых норм. Особое значение имеет толкование норм права в правоприменительной деятельности, поскольку она осуществляется полномочными органами государственной власти.

Процесс толкования является необходимой предпосылкой, предварительной стадией реализации правовых норм. Толкование необходимо для установления точного смысла и сферы действия юридических норм, определения их места в общей системе правового регулирования. Поэтому задачей и целью толкования норм права является правильное, точное и единообразное понимание и применение закона, выявление его сути, которую законодатель вложил в словесную формулировку. «Выяснение духа закона, намерений и целей, имевшихся в виду законодателем, – вот истинная цель и основная задача всякого толкования», – пишет Е. Н. Трубецкой.

Толкование Конституции, ее предписаний имеет особое значение в процессе реализации права, так как конституционное толкование обеспечивает правильное воплощение заложенных в Основном Законе принципов и норм в общественную практику. Конституция – это основной закон государства, который обладает высшей юридической силой. Этим определяется ее особое и ведущее место в системе законодательства.

Цель толкования заключается в том, чтобы юридически точно определить, как понимать норму Конституции.

Такое толкование необходимо всякий раз, когда во взаимоотношениях между органами государственной власти возникают сомнения в правильности понимания содержания нормативного объема того или иного конституционного положения, а равно в случае неоднозначного понимания тех или иных положений Конституции РФ. Юридическим способом снятия существующей неопределенности является в этом случае официальное толкование. Т.К. РФ Конституционным Судом РФ относится к числу официальных нормативных, оно имеет юридическую силу, обязательно для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, организаций, граждан и их объединений.

Конституция устанавливает правовые основы функционирования общества и общие принципы организации государственной власти, порядок и принципы взаимоотношений личности и государства. Следовательно, нормы Основного закона имеют приоритетное значение и действуют непосредственно. Все это обусловливает и особый порядок толкования Конституции Российской Федерации. В соответствии с ч. 5 ст. 125 Конституции РФ право толкования Основного Закона возложено на Конституционный Суд Российской Федерации. Это – исключительная прерогатива Конституционного Суда интерпретировать волю народа, выраженную в Основном Законе государства. Никакой иной орган государственной власти не может давать официальное толкование Конституции. Это обусловлено тем, что толкование Конституции осуществляется только путем конституционного судопроизводства, так как Конституция была принята референдумом, непосредственно народом, и потому ее толкование должно осуществляться особым образом – путем квалифицированной юридической экспертизы текста норм тем органом, который осуществляет судебную власть.

Толкование, осуществляемое Конституционным Судом, имеет цель преодолеть неопределенность в понимании конституционных положений, установить действительный смысл и содержание правовых предписаний, закрепленных в нормах Конституции.

Необходимость в толковании Конституции, в разъяснении ее положений обусловлена неодинаковым пониманием предписаний конституционных норм из-за их недостаточной определенности, внутренней несогласованности, неточности используемой в них терминологии и т. п., что может привести, а порой и приводит, к неадекватности реализации этих норм в процессе законотворчества или правоприменительной деятельности.

Конституция – это единый правовой акт, в котором все элементы взаимосвязаны и согласованы. Поэтому любая конституционная норма должна интерпретироваться в рамках единой системы конституционного права, чтобы не было несогласованности и противоречий ее норм.

Следовательно, при толковании норм Конституции нужно учитывать принцип системности толкования. Однако Конституция устанавливает определенные требования, которые должны быть учтены при толковании ее норм. Часть 2 ст. 16 Основного Закона устанавливает, что никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации. Это означает, что принципы и нормы, составляющие содержание гл. 1 Конституции, имеют основополагающее значение для других норм и всего законодательства в целом. Таким образом, юридическая сила положений гл. 1 Конституции выше, чем остальных ее частей.

Конституция определяет и круг органов и лиц, обладающих правом обращения в Конституционный Суд с запросом о толковании Конституции. Это – Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, органы законодательной власти субъектов Российской Федерации. Обращение указанных субъектов в Конституционный Суд Российской Федерации порождает его обязанность в установленные сроки давать толкование Конституции Российской Федерации в части, относительно которой направлен соответствующий запрос.

Согласно ч. 2 ст. 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» основанием к рассмотрению дела о толковании Конституции Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации, которая может быть обнаружена управомоченными на обращение с запросом в Конституционный Суд органами в связи с их деятельностью по осуществлению своих полномочий.

Толкование Конституции Российской Федерации, ее норм осуществляется исключительно в пленарных заседаниях Конституционного Суда и решение о толковании, в отличие от иных, принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей. Результаты толкования Основного Закона получают выражение в постановлениях Конституционного Суда о толковании Конституции Российской Федерации. Решения Конституционного Суда согласно ч. 2 ст. 71 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» имеют нормативное значение. Закон устанавливает, что решения о толковании Конституции должны быть совместимы с другими его решениями, т. е. решение по делу о толковании Конституции не должно противоречить ранее принятым актам о толковании.

Толкование Конституции Российской Федерации, данное Конституционным Судом Российской Федерации, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Официальное толкование, даваемое Конституционным Судом, распространяется на всех субъектов правоотношений, а предписания, содержащиеся в актах толкования, обязательны на всей территории Российской Федерации. Правоприменительные органы обязаны руководствоваться положениями, которые содержатся в постановлениях Конституционного Суда. Даваемое Конституционным Судом толкование Конституции и ее норм неотделимо от интерпретируемых положений Основного Закона.

Таким образом, толкование Конституции можно определить как особый вид правовой деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, направленный на разъяснение конституционных норм с целью их правильного понимания и применения. Конституционное толкование имеет значение не только для законотворчества, но и для всех форм реализации права.

Толкование Конституции и ее норм включает как уяснение, так и разъяснение смысла и содержания интерпретируемых норм. В ходе уяснения содержания интерпретатор выясняет тот смысл, который вложен законодателем в конституционно-правовые нормы, а потом уже доводит их содержание до других субъектов права.

Толкование Конституции может быть как нормативным (официальное), так и казуальным.

Нормативное толкование имеет место в тех случаях, когда есть прямой запрос о толковании соответствующих норм Конституции. Конституционный Суд уже дал толкование конституционных норм, касающихся процедуры принятия федеральных законов (ч. 4 ст. 105, 106, 107); формы правового акта о конституционных поправках (ст. 136); понятий «общее число депутатов Государственной Думы» и «общее число членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы», что важно для определения результатов голосования при принятии законов и других решений (ч. 3 ст. 103, ч. 2 и 5 ст. 105, ч. 2 ст. 135 и др.); правовой процедуры включения нового наименования субъекта Федерации в ст. 65 Конституции (ч. 2 ст. 137) и др.

Казуальное толкование имеет место, если Конституционный Суд выносит решения по спорам о компетенции, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов о конституционности законов, примененных или подлежащих применению в конкретном деле. Однако необходимо отметить, что Конституционный Суд дает толкование конституционных норм не только тогда, когда есть запрос уполномоченных органов, но и во всех других случаях осуществления Конституционным Судом своих правомочий, ибо без конституционного толкования невозможно конституционное правосудие.

В связи с этим возникает вопрос о различении понятий «толкование Конституции» и «конституционное толкование». Если под «толкованием Конституции» понимается интерпретация конституционных норм, то под «конституционным толкованием» подразумевают соответствие того или иного нормативно-правового акта Конституции РФ.

Толкование норм права осуществляется с использованием ряда приемов (способов). Способы толкования используются в совокупности и поэтому они дополняют и обусловливают друг друга в ходе уяснения смысла правовых норм. В зависимости от средств толкования различают следующие способы толкования норм права: грамматический (филологический), систематический, историко-политический и юридический.

Обычно толкование норм права начинается с уяснения их содержания на основе анализа текста закона с применением правил грамматики. Для правильного толкования смысла и содержания правовых норм необходимо тщательное знакомство с языком законодателя. Этот язык может значительно отличаться от нашего современного языка, в нем могут встречаться характерные грамматические ошибки.

Грамматический способ толкования норм права основан на знании языка, на котором сформулированы юридические нормы, на использовании правил словоупотребления, морфологии и синтаксиса. Суть грамматического толкования заключается в уяснении лексического значения отдельных правовых терминов и словосочетаний, а также синтаксический анализ словосочетаний и предложений. Главная задача данного способа толкования – точно истолковать значение слов.

В теории права сформулированы правила грамматического толкования юридических норм, которые позволяют уяснить значение отдельных юридических слов и терминов, предложений и всей правовой нормы в целом.

Главное заключается в том, чтобы понять тот смысл и значение слова, термина, какой вложил в них законодатель. При определении смысла предложений важную роль играют знаки препинания, союзы, вводные слова и т. д. На практике правила толкования часто используются интуитивно, однако их нарушение может привести к ошибочному толкованию, а значит и к неправильному применению нормы права. Например, п. 2 ст. 344 ГК РФ закрепляет, что «договором может быть предусмотрена обязанность залогодержателя возместить залогодателю и иные убытки, причиненные утратой или повреждением предмета залога». Союз «и» в середине фразы вносит в данном случае необходимую определенность в том, что иные убытки взыскиваются наряду с основными.

При грамматическом толковании необходимо специально выяснить значения отдельных терминов. В законодательных актах часто используются термины, имеющие общепринятое значение. Однако некоторым из них в законе придается особый смысл. Например, такие понятия, как «должностное лицо», «преступление», «вина», «потерпевший», «доказательство» и т. д. должны быть истолкованы с точки зрения правильного понимания смысла, который в них вложил законодатель. Разъяснение таких терминов нередко дается в самих законодательных актах. Если законодатель непосредственно в законе дал определение толкуемого термина, то именно в этом значении его и нужно употреблять. А если же значение термина неясно и не определено в законе, то ему надо придать смысл, в котором он употребляется в юридической науке и практике. Следовательно, применяя правовые нормы, важно установить действительный смысл юридических терминов, непосредственно заложенный самим законодателем. В противном случае это может привести к неправильному решению конкретного юридического дела.

В нормативно-правовых актах часто используются специальные термины из разных отраслей науки и техники. В таких случаях для правильного их уяснения необходимо обращение к соответствующим справочникам, словарям или к помощи специалистов. Например, с внедрением информационных технологий в нашу жизнь, актуальной стала задача, связанная с борьбой против «компьютерных преступлений». Соответственно в ходе расследования данных преступлений приходится обращаться к помощи специалистов этой отрасли, чтобы установить все обстоятельства дела для объективного принятия решения.

Нередко для уяснения смысла правового предписания правоприменитель вынужден обратиться к систематическому толкованию закона, т. е. установлению места юридической нормы в системе права, отрасли, института и уяснению ее смысла, исходя из содержания связанных с ней правовых норм. Любая юридическая норма представляет собой составную часть системы права и действует в тесной связи с другими нормами права. Поэтому для того чтобы уяснить действительное содержание определенной юридической нормы, необходимо установить ее логическую связь с другими нормами права. Природа такого анализа заключена в системности права как его сущностном признаке. Система права – это не простая совокупность норм, где содержание и значение каждой отдельной нормы выводится из самой себя, а система норм, в которой место, значение и содержание каждой отдельной нормы обусловлены многими другими нормами. Каждая юридическая норма представляет собой составную часть системы права и взаимодействует с другими правовыми нормами. Установление системных связей в правовой системе позволяет уточнить содержание используемой правовой нормы, правильно понять сферу ее действия, выяснить круг лиц, на которых распространяется действие данной нормы. Систематическое толкование является необходимым условием правильной квалификации юридических дел. Без систематического способа толкования невозможно уяснить содержание большинства норм Особенной части какого-либо кодекса вне связи с содержанием норм Общей части.

Например, ст. 143 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение правил охраны труда. Но в этой статье ничего не говорится о том, в чем эти правила заключаются. Таких правил много, они содержатся в законах и иных нормативных актах, и их нельзя не учитывать при толковании ст. 143 УК.

Систематическое толкование способствует, с одной стороны, выявлению юридических коллизий, а с другой – применению аналогии закона, если это необходимо. Следовательно, систематическое толкование предполагает выявление всех других правовых норм, которые так или иначе могут повлиять на понимание содержания конкретной нормы права. Следует, однако, иметь в виду, что систематическое толкование может быть успешным только в том случае, если сама система права является логически выдержанной, внутренне согласованной, последовательной в закреплении основных своих принципов.

Иногда в юридической практике возникает необходимость и в историческом, или историко-политическом толковании правовых норм. Чтобы уяснить себе истинный смысл предписаний законодательных актов, часто бывает необходимо познакомиться с их происхождением, вникнуть в социальные потребности, вызвавшие их появление. Только вникнув в природу тех отношений, которые законодатель закрепил, мы можем понять истинный смысл правовых норм, регулирующих эти общественные отношения.

Историко-политический способ толкования предполагает анализ юридических норм путем изучения конкретных исторических условий, социальных потребностей создания нормативного правового акта и установления социально-политических целей, которые преследовал законодатель. При этом юридическая норма сравнивается с ранее действовавшими нормами. Исследуются факты, связанные с историей возникновения данной правовой нормы, общественно-политическая обстановка, обусловившая ее издание и складывающаяся в момент самого процесса толкования норм права. Все это может способствовать более глубокому выявлению того содержания, которое законодатель хотел вложить в формулировку той или иной нормы права.

Юридический метод толкования правовых норм представляет собой особый способ уяснения смыслового содержания правовых норм. Он основан на профессиональных знаниях юридической науки и законодательной техники. Юридический анализ предполагает применение юридического инструментария, т. е. научных познаний, позволяющих изучить содержательную сторону юридической конструкции нормы и технико-юридических средств. Во многих случаях только с помощью специальных юридических знаний возможно раскрытие точного смысла и содержания правовых норм и тем самым обеспечение правильного применения закона. С этой точки зрения юридическое толкование занимает центральное место среди других способов толкования.

Иногда в качестве самостоятельного приема толкования называют еще и логическое толкование. При логическом способе толкования юридических норм анализируются не термины и словосочетания, а правовые понятия, которые они отражают. При этом используются правила формальной и диалектической логики для уяснения смысла и содержания правовой нормы путем установления логических связей и соотношения ее частей (гипотеза, диспозиция, санкция), т. е. определяется структура правовой нормы. Примером логического толкования служит формулирование правовой нормы, элементы которой могут находиться в других статьях нормативно-правового акта, а то и в разных нормативно-правовых актах. Например, ст. 105 УК РФ определяет, что «убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, – наказывается лишением свободы …».

Наказывается не само убийство, а лицо, совершившее его. Субъект данного состава преступления определен в Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации. Дело в том, что не всегда внутренняя структура норм права совпадает с ее внешней формой, выраженной в статье нормативного акта.

Указанные приемы (способы) толкования юридических норм тесно связаны между собой. На практике для уяснения содержания нормы права не всегда требуется использование их всех в одинаковой степени. Иногда правоприменитель ограничивается лишь грамматическим толкованием.

Однако в ряде случаев какой-то один способ толкования закона не позволяет правильно уяснить его содержание. При этом следует использовать все указанные приемы толкования. Только их совместное применение способствует точному и правильному пониманию смысла правовой нормы.

Толкование Конституционным Судом Конституции осуществляется при рассмотрении любых вопросов, относящихся к его компетенции. В этом случае толкование Конституции является правом Конституционного Суда.

Вместе с тем законом прямо закрепляется обязанность толкования Конституции в случае запроса компетентными должностными лицами или государственными органами. В Азербайджанской Республике к таковым относятся: Президент Азербайджанской Республики, Милли Меджлис, Кабинет Министров, Верховный Суд, Прокуратура и Али Меджлис Нахичеванской автономной республики (ст.130 Конституции Азербайджанской Республики).

В Российской Федерации полномочие по толкованию Конституции РФ реализуется по запросу Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов Федерации (ст.105 Конституции РФ).

Таким образом, толкование Конституции, в первую очередь, ограничено кругом субъектов, имеющих право поставить вопрос относительно толкования тех или иных Конституции.

Правда, необходимо заметить, что в некоторых странах круг субъектов, имеющих право на обращение в Конституционный суд с запросом о толковании Конституции, ничем не отличается от круга субъектов, обладающих правом обращения в Конституционный суд по всем вопросам, включаемым в его компетенцию. Так, например, в Болгарии это право предоставлено 1/5 депутатов Народного собрания.

Еще по теме:

  • Разрешение на ловлю раков Разрешение на лов раков в Саратовской области будет действовать до 15 августа 04.08.2016, 13:35 просмотров: 1580 Лов раков на территории Саратовской области будет разрешен до 15 августа. Об этом сообщает пресс-служба комитето охотничьего хозяйства и […]
  • Проведение экспертизы изделий Экспертиза ювелирных и других бытовых изделий из драгоценных металлов Поволжская Государственная инспекция пробирного надзора федерального казенного учреждения «Российская государственная пробирная палата при Министерстве финансов Российской Федерации» […]
  • Приказы 86 аттестация гдзс Приказы 86 аттестация гдзс Правила аттестации личного состава на право ведения боевых действий по тушению пожаров в средствах индивидуальной защиты органов дыхания и зрения (далее - Правила) разработаны в соответствии с Федеральным законом Российской […]
  • Как платить по иску безработному Возмещение морального и материального вреда с безработного Здравствуйте! По решению суда с виновника ДТП необходимо взыскать 800 тыс морального и материального ущерба. Проблема в том, что виновник ДТП нигде не работает, пенсии или пособий не получает, счетов […]
  • Законы рсфср о милиции Закон от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции" Изменения и поправки Текст Закона опубликован в Ведомостях Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР от 22 апреля 1991 г., N 16, ст. 503 (в ред. Законов РФ от 18 февраля 1993 г. N 4510-1, от 1 […]
  • Закон больших чисел суть Закон больших чисел суть В начале курса мы уже говорили о том, что математические законы теории вероятностей получены абстрагированием реальных статистических закономерностей, свойственных массовым случайным явлениям. Наличие этих закономерностей связано […]
  • Квитанция для уплаты транспортного налога Как получить квитанцию на оплату транспортного налога Большая часть собственников транспортных средств прекрасно осведомлена о том, что они являются налогоплательщиками транспортной пошлины. Законодательные правила и основы регулирования процессов […]
  • Гражданство японии для мусульман Почему в Японии так мало мусульман? Резня, которую 26 июля устроил японец в интернате для инвалидов в пригороде Токио, всколыхнуло мировую общественность. Власти подтвердили гибель 19 человек, состояние ещё 20 пострадавших оценивается как тяжёлое. Так как […]