Рост налогов и повинностей

Рост налогов и повинностей

Глава 1. Налоги в русском государстве [c.18]

Взимание прямых налогов в казну Русского государства было уже невозможным. Главным источником внутренних доходов стали пошлины. [c.9]

В русской летописи, Повести временных лет , перечисляются народы иже дань дают Руси . Первоначально дань собиралась при личном участии князя и его дружины (полюдье) позднее устанавливались места сбора дани и лица, ответственные за ее сбор. По мере роста и усиления Киевского феодального государства дань теряла значение контрибуции и превращалась в государственную подать. В феодальных вотчинах дань становилась разновидностью земельной ренты (натуральной или денежной). В Киевской Руси единицей обложения данью служили дым , определявшийся количеством печей и труб в каждом домохозяйстве, рало или плуг. Дань платили отдельные хозяйства предметами потребления (мехами и пр.) или деньгами. Дань постепенно заменялась подымным налогом. [c.73]

В теории налога Ж. Сисмонди плата за услуги, покупаемые у государства, получает определение жертвы. Русский экономист Н. Тургенев, исследуя природу налогов, также считал их пожертвованиями на общую пользу . Теория жертвы получила во второй половине XIX в. дальнейшее развитие, сохранив свою актуальность и в первые десятилетия XX в. [c.85]

Преимущества и недостатки косвенных налогов. Теперь рассмотрим аргументы сторонников косвенного обложения. Широкое распространение косвенных налогов во всех капиталистических странах было обусловлено прежде всего фискальными выгодами налогов на потребление. Русский финансист М.Н. Соболев говорит о трех сторонах фискальных выгод следующее Эти налоги, поскольку они падают на предметы широкого потребления, всегда весьма доходны для государства. Их доходность опирается именно на их большое потребление, измеряемое миллионами и десятками миллионов пудов, ведер и других единиц измерения. Если обложить потребление продукта, который потребляется каждым жителем страны так, что на каждого падало бы хотя 20, 50 коп., то в итоге это составит многие миллионы рублей 3. [c.187]

Многие современники определяли финансовую и податную политику Вышнеградского как лихорадочную погоню за наживой , обвиняя ее в том, что она служила только двум целям — абсолютистскому государству, нуждавшемуся в прочных финансах и в увеличении бюджета на армию и флот, и развивающемуся капитализму . Говорили, что ни один из русских министров не приносил с такой готовностью интересы низших классов в жертву абсолютизму и капитализму . В вину Вышнеградскому ставился государственный долг, достигший к концу 1892 г. 5874,1 млн руб., и увеличение налогового бремени для населения за счет акцизного и таможенного обложения. Однако следует отметить, что в этот период в России удалось избежать повышения действовавших прямых налогов и отсрочить введение подоходного налогообложения. Кроме того, Вышнеградскому удалось достичь активного торгового баланса, накопления золотого запаса и улучшения государственных финансов. [c.103]

От уплаты квартирного налога освобождались духовенство христианских исповеданий, иностранные дипломатические агенты (если аналогичная льгота предоставлялась для русских в соответствующем иностранном государстве). Квартирный налог не исчислялся с помещений, занятых правительственными учреждениями, учеными, учебными и торгово-промышленными заведениями, с других помещений, не служащих исключительно для жилья с дворцов и зданий, занимаемых членами императорского дома с архиерейских и монастырских домов с пансионов и квартир общежития воспитанников учебных заведений с приютов, с богаделен и иных благотворительных заведений с казарм (за исключением офицерских квартир) с жилищ рабочих при фабриках и заводах (за исключением квартир высших служащих) с постоялых дворов и ночлежных приютов со всех помещений, наемная цена которых была ниже установленных размеров. Кроме того, были установлены дополнительные льготы для отдельных категорий чиновников и офицеров. [c.124]

Исправно платить налоги и одновременно укреплять собственное хозяйство было невозможно, когда многие деревни, как правило наиболее богатые, подвергались систематическим грабежам и насилию со стороны расплодившихся бандитских шаек. Ивану Калите потребовалось не так уж много времени, чтобы навести в своем княжестве порядок. Москва стала одним из наиболее тихих и безопасных регионов среди русских земель. Вскоре в Москву из Владимира перенес свою епархию глава Русской православной церкви, что оказало заметное политическое и духовное влияние на укрепление молодого государства. Закономерно, что сюда стали перебираться торговцы и ремесленники, а также крестьяне из соседних княжеств. Окрепшая экономика позволила создать сильную армию и начать мирное, а затем и силовое противоборство с Ордой, закончившееся окончательной победой в XV в. [c.54]

В 1861 г. царское правительство отменило крепостное право и тем самым сделало шаг, который, по мнению русских радикалов, должен был навсегда оградить страну от капитализма. Стремясь главным образом найти замену помещика в сборе крестьянских налогов и поддержать порядок в деревне, правительство не передавало освобожденным крестьянам их земельных наделов в полную собственность, но предоставляло землю в распоряжение сельской общины, с которой крестьянин теперь был связан столь же тесно, как прежде он был связан с помещиком. Община платила государству налоги и несла другие повинности коллективно, что означало, что она должна была обеспечить каждое крестьянское хозяйство достаточным количеством земли, чтобы оно могло соучаствовать в несении общинных повинностей. Это обеспечивалось с помощью периодических переделов земельных полос, в ходе которых надел каждой крестьянской семьи либо увеличивался, либо уменьшался в зависимости от того, возрастало или сокращалось число ее душ по сравнению с предыдущим переделом. Теоретически такой порядок, лишь узаконивший старый крестьянский обычай, гарантировал каждому русскому крестьянину, а крестьяне составляли восемь десятых всего населения страны, достаточное количество земли, чтобы он мог прокормить себя и в то же время отправлять государственные повинности. Безземельное крестьянство при такой системе не должно было существовать. Общинная земля не подлежала продаже. Крестьяне могли брать землю в аренду или покупать ее у помещиков и других землевладельцев, [c.10]

Иностранные физические лица, имеющие право на исключение расходов на содержание детей и иждивенцев, для получения льготы обязаны приложить к декларации документы, подтверждающие наличие у них детей и иждивенцев. Документы должны быть заверены компетентными органами страны, в которой плательщик имел постоянное местожительство непосредственно до прибытия в РФ и переведены на русский язык. В случае, если их дети и иждивенцы проживают на территории РФ, необходимо представить справки из соответствующего исполнительного органа по месту их проживания по форме, предусмотренной законодательством. В соответствии с законодательством РФ по вопросу обложения подоходным налогом, если международными договорами РФ по налогам установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательстве РФ по налогообложению, то применяются правила международных договоров. Международные договора предусматривают возможность вывода из-под бремени двойного налогообложения различных видов доходов, извлекаемых на территории одного договаривающегося государства лицами с постоянным местопребыванием в другом договаривающемся государстве. Чаще всего положения таких договоров предусматривают налогообложение только той заработной платы и прочих доходов, которые иностранные граждане получают в связи с деятельностью в РФ, и освобождаются от уплаты налогов по доходам, полученным за пределами РФ. Эти положения действуют при соблюдении определенных условий, оговариваемых этими соглашениями (см. Международные налоговые соглашения). [c.132]

В более поздние времена в России подымные налоги собирались в казну в селах, слободах и посадах. Слободами назывались различные поселения в русском государстве XI—XVII вв., население которых временно освобождалось от государственных повинностей. Известны слободы стрелецкие, монастырские, ямские, иноземные, в городах — слобода ремесленников. В русских княжествах X—XVI вв. посадом называлось торгово-промышленное поселение вне городских стен, [c.17]

К XIV в. в русском государстве складывается система кормлений — предоставление права на управление определенной территорией за службу великому князю (князю). Формально полномочия кормленщика ограничивались уставными грамотами. Кормленщик назначал своих слуг сборщиками пошлин (пошлинники) и прямых налогов (тиуны). Обжалование действий назначенных кормленщиком сборщиков осуществлялось путем подачи челобитной (жалобы) великому князю (князю). Кормленщик получал доходный список как ему корм и всякия пошлины сбирать , а населению предоставлялось право челобитья на злоупотребления наместников. Сборы приурочивались к определенному времени — сбору урожая. [c.20]

К началу XVII в. данью или данными деньгами стали называть целую группу налогов (кроме дани — прямой государственной подати), взимавшихся с черносошных крестьян и посадских людей. Черносошными крестьянами в русском государстве XIV— XVII вв. назывались лично свободные крестьяне, владевшие общинными землями и несшие государственные феодальные повинности в XVIII в. стали государственными крестьянами. Посадские люди — торгово-промышленное население, несшее государственное тягло (налоги, торговые пошлины, натуральные повинности и пр.). В 1775 г. посадские люди были разделены на купечество и мещан. [c.22]

Большинство прямых налогов собирал приказ Большого прихода, одновременно с ним налогообложением населения занимались территориальные приказы. В первую очередь Новгородская, Галичская, Устюжская, Владимирская, Костромская чети, которые выполняли функции приходных касс Казанский и Сибирский приказы, взимавшие ясак с населения Поволжья и Сибири (ясак — в XV—XX вв. в России натуральный налог с народов Сибири и Севера, взимавшийся главным образом пушниной) приказ Большого дворца собирал доходы с царских земель в приказ Большой казны направлялись сборы с городских промыслов Печатный приказ взимал пошлину за скрепление актов государевой печатью, Казенный патриарший приказ ведал налогообложением церковных и монастырских земель. Отдельные виды налогов и сборов собирали Стрелецкий, Посольский, Ямской приказы. Земский приказ представлял собой орган центрального управления в русском государстве XVI—XVII вв., ведавший продажей дворовых участков, мощением дорог, сбором мостовщины и осуществлявший судебную и полицейскую власть в Москве. В 1699 г. его функции перешли к Стрелецкому приказу. [c.27]

При Борисе Федоровиче Годунове (около 1551—1605, вступил на престол в 1598) осуществляется ряд реформ в сфере налогообложения и государственных финансов. Венчание на царство кроме пиров во дворце, угощения народа, пожалований в чины сопровождалось необыкновенными милостями служилым людям было выдано двойное годовое жалованье, купцам дано право беспошлинной торговли на два года, земледельцы были на год освобождены от податей. Кроме того, существуют сведения о том, что было определено, сколько крестьяне должны работать на помещика и платить им. Вдовам и сиротам раздавались деньги и съестные припасы, освобождались заключенные в темницах и получали вспоможение . Инородцам было предоставлено освобождение на год от податей. Служилыми людьми в русском государстве XIV — начала XVIII вв. назывались лица, находившиеся на государственной службе. С середины XVI в. делились на служилых людей по отечеству (бояре, дворяне, боярские дети), владевших землей с крестьянами, имевших юридические привилегии и занимавших руководящие должности в армии и государственном управлении, и служилых людей по прибору (стрельцы, пушкари, затинщики, городовые казаки и т.п.), набиравшихся из крестьян и посадских людей. Служилые люди получали денежное и хлебное жалованье и освобождались от государственных налогов и повинностей. Инородцами же до 1917 г. назывались все неславянские народы. [c.28]

Черносошными крестьянами в русском государстве в XIV— XVIII вв. были лично свободные крестьяне, владевшие общинными землями, уплачивавшие налоги и несшие государственные повинности. В XVIII в. черносошные крестьяне были переименованы в государственных крестьян. Частновладельческие крестьяне — крестьяне, находящиеся в крепостной зависимости от помещиков. [c.31]

ДЕНЬГА ПЯТАЯ , ДЕСЯТАЯ , ПЯТНАДЦАТАЯ — в Русском государстве XVII в. чрезвычайные сборы, гл. обр. на военные нужды, взимавшиеся в размере 20, 10 и 6,7% с доходов торговых людей. Размер дохода и оклад налога для каждого плательщика определяли выборные лица на основе так наз. раз-рубных списков, по к-рым население уплачивало прямую подать. Деньга 15-я взималась один раз, 10-я — четыре раза, 5-я — три раза. 5-я деньга ( пятина ) имела подоходный характер с дохода менее 10 руб. она не взималась. Произвол и злоупотребления должностных лиц и выборных окладчиков при взимании этих сборов делали их весьма обременительными. Торговые люди стремились перелагать их на население путем повышения цен на продаваемые товары. [c.372]

Тамга (тюрк.-монг.) — денежная пошлина (налог), взимавшаяся с торговли, ремесла, различных промыслов в Русском государстве после монголо-татарского нашествия с XIII в. Существовала до XVI-XVII вв. [c.91]

Русский экономист Я. Таргулов убедительно популяризирует теорию налога как жертвы и приводит такое определение налога, в котором содержится указание на отсутствие какого-либо эквивалента при уплате налога гражданами. Раскрывая природу налога, он пишет, что при взносе налога имеет место односторонняя жертва со стороны населения. Тут нет получения населением в определенной форме какой-либо реальной пользы. Нет соответственного эквивалента, который население получает от государства. Эти жертвы идут в пользу государства или какой-либо другой общественно-принудительной единицы (города, земства и т.п.). При этом жертвы, которые несет население, устанавливаются законом, определяются государственной властью. Закон устанавливает тот или иной налог, население должно его внести, и это происходит в силу того, что государство является принудительным органом, имеет право, в силу своего верховенства, взимать с населения ту или иную сумму для покрытия тех или иных своих общественных потребностей . Из этих рассуждений он выводит определение налога Налог есть такая форма доходов государства или каких-либо других общественно-принудительных единиц, когда эти доходы, получаемые с имущества граждан, являются односторонней их жертвой, без получения ими какого-либо эквивалента, вытекают из природы государства как органа власти и служат для удовлетворения общественных потребностей 2. [c.86]

В конце 1549 г. Пересветов подал царю Иоанну IV Малую и Большую челобитные, в которых изложил проект преобразования русского государства. Важно отметить, что в обосновании своих взглядов он опирался не на религиозно-нравственные, а преимущественно на политико-экономические соображения. Пересветов считал необходимым навести порядок в финансовых делах государства. Он требовал централизации доходов, чтобы . со всего царства своего доходы себе в казну имати. 2, и предлагал ряд мер для обеспечения их роста. В частности, освободить людей, которые у велмож царевых в неволе были 3, ликвидировать наместничество, кормление, упорядочить налоговую систему путем отделения функций судей от функций сборщиков налогов и провести ряд других реформ. Все эти предложения, безусловно, носили прогрессивный характер и были направлены против боярства. Пересветов предлагал перевод всех воинов и чиновников на жалованье. При этом он подчеркивал, что получаемое жалованье должно обеспечивать известный материальный уровень жизни лицам, состоящим на государственной службе. Пересветов был сторонником централизованного регулирования ценообразования, требовал, чтобы царь установил цену товарам . Программа Пересветова по преобразованию системы доходов казны была нацелена на укрепление централизованного государства путем сосредоточения всей власти в руках государя и в полном объеме была реализована только в эпоху Петра I. [c.26]

В период становления Русского централизованного государства (15-16 вв.) распространение получает подать, поступавшая в казну великого московского князя, взимавшаяся в качестве посошного обложения (единицей податного обложения была соха). В конце 15 в. — первой половине 16 в. учреждаются центральные органы управления — приказы (доходами и расходами казны ведали финансовые приказы). В результате проведенной в 1535 г. унификации денежной системы рубль становится единой счетной единицей Русского государства. Во второй половине 16 в. многие налоги и сборы стали взиматься в денежной форме. Широкое распространение получают чрезвычайные налоги, введение которых было вызвано военными действиями (пищальные деньги предназначались на покупку огнестрельного оружия, жемчужные — на изготовление пороха, полоняничные деньги — на выкуп русских из плена). [c.271]

Важной составной частью формировавшейся денежной системы Русского государства являлась налоговая политика правительства в XVI-XVII вв. Московскому правительству приходилось проводить налоговую политику в очень трудных условиях страна была бедна и мало населена, а растущие потребности в военной защите диктовали необходимость увеличивать число податей и повинностей, не считаясь с экономическими возможностями населения. Особенно тяжело пришлось государству и обществу после разорения хозяйства в Смутное время. Платежные возможности населения были истощены до предела и прямые налоги уже не повышались свое главное внимание правительство обращало на косвенные налоги. Они взимались с торговли и являлись надежным источником царской казны. [c.77]

Русский государственный деятель и экономист Н.И. Тургенев1 издал работу Опыт теории налогов (1818), положившую начало русской финансовой науке. В этой работе впервые в России были изучены особенности налогов, их значение для государственного хозяйства и всей экономики страны. Тургенев рассматривал налоги как историческую категорию, появление которой связано с возникновением государства, и считал налоги основным источником доходов государства. Тургенев изложил свое понимание главных правил взимания налогов , проанализировал источники и разные роды налогов, методы их собирания и уравнения, показал общее действие налогов. Тургенев считал необходимым обеспечение равного распределения налогов соразмерно платежеспособности населения, обосновывал необходимость привлечения к обложению дворян и духовенства. В качестве необходимых принципов налогообложения указывал на определенность налогов, взимание их в удобное время, дешевое собирание . Тургенев писал, что правительство должно стремиться отклонять, сколь возможно, тяжесть налогов от простого народа. те люди, кои не в состоянии платить налогов, имеют полное право требовать освобождения от оных и получать его 2. Тургенев предлагал освободить доходы в форме заработной платы от обложения. [c.85]

Русский исследователь-финансист П.П. Гензель замечал, что в древнем мире были прекрасно известны технические приемы обложения, разнообразные кадастры и утонченные способы взыскания, но тем не менее у народов древности податная система есть только признак рабства или следствие крайнего деспотизма 1. Прямые налоги абсолютно не соответствовали античным представлениям о свободном государстве и свободных гражданах. Последние участвовали в формировании казны лишь на частно-правовой основе под более или менее благовидным предлогом. Даже внесение предложения о взимании налога (налогом могло облагаться только имущество, и то лишь в исключительных случаях и в почетной форме) требовало предварительного одобрения, без чего рассматривалось как нечто запретное и даже преступное. Лишь покоренные народы обрекались на уплату прямых налогов. [c.50]

Уплата выхода была прекращена Иваном III (1440—1505) в 1480 г., после чего вновь началось создание финансовой системы Руси. В качестве главного прямого налога Иван III ввел данные деньги с черносошных крестьян и посадских людей. Затем последовали новые налоги ямские, пищальные — для производства пушек, сборы на городовое и засечное дело, т.е. на строительство засек-укреплений на южных границах Московского государства. Иван Грозный ввел стрелецкую подать для создания регулярной армии и полоняничные деньги для выкупа ратных людей, захваченных в плен, и русских, угнанных в полон. [c.9]

Второй этап — 1993 г. — первая половина 1994 г. — массовое обращение приватизационных чеков — заключает в себе начало, расцвет и стагнацию рынка ваучеров, эмитированных государством и предоставляемых гражданам бесплатно в ограниченном размере их можно было обменять на акции приватизируемых предприятий, они могли быть вложены в инвестиционные фонды или просто проданы. Важная особенность этого этапа — массовый выход на фондовый рынок страны различного вида квази ценных бумаг. Они активно покупались населением под влиянием рекламы и внешних обстоятельств (инфляции, нищеты и прочих факторов). Это провоцировало широкие слои населения вкладывать свои средства в высокодоходные ценные бумаги компаний, которые представляли собой ни что иное, как финансовые пирамиды, обещавшие индивидуальным инвесторам быстрое получение прибыли, недвижимости или прочих материальных ценностей. Обманутые ожидания вкладчиков подорвали веру российского частного инвестора в рынок. По официальным данным с 1992 по 1995 гг. от подобных компаний пострадало около 30 млн. чел. (а по неофициальным данным — около 80 млн. чел.), например, только Русский дом селенга обманул 2 млн. вкладчиков в 62 регионах. Потери вкладчиков в 1993-1995 гг. составили 50-60 млрд. новых руб., хотя в виде налогов и штрафов от Русского дома селенга , Российской недвижимости , Гермесфинанса , Хопёринвеста и Властили-ны было получено 660 млн. деноминированных руб. [c.499]

Повинности советских крестьян при Сталине

Экономической основой сталинского СССР, который сейчас культивирует в РФ госпропаганда, являлась сверх-эксплуатация села. По уровню экономического и административного прессинга это были самые тяжелые времена для русских крестьян. Блог Толкователя просуммировал общие повинности советских «аграриев».

В конце 20-х годов прошлого века свыше 80% населения СССР проживало в сельской местности, с учетом малых городов — до 90%. Практически все они в сталинском СССР были превращены в нечто среднее между государственными рабами-илотами, как в древней Спарте, и позднеримскими колонами, отбывающими бесчисленное количество экономических, трудовых и прочих повинностей. Выкачивание средств из русской деревни большевики прекратили лишь в 60-70-х годах прошлого века (когда были разработаны нефтегазовые и рудные месторождения Сибири), а паспорта колхозники получили окончательно лишь к концу 70-х — началу 80-х годов XX века.

В 90-х — начале 2000-х годов в РФ небольшими тиражами были выпущены несколько монографий и сборников документов о реальной жизни сталинской деревни. Одним из таких изданий была работа РАН и Вологодского пединститута «Повинности российского крестьянства в 1930-1960-х годах» М.А. Безнина, Т.М. Димони и Л.В. Изюмовой, изданная в 2001 году. По мнению авторов, советское крестьянство фактически жило в условиях государственного феодализма, отдавая оброк — госпоставки (отменены лишь в 1958 году), отрабатывая барщину (регулируемый минимум отработки), который исчез лишь к концу 60-х годов, и выплачивая денежные налоги.

Как пишут ученые, созданная коммунистами в 30-х годах прошлого века система сверх-эксплуатации русского крестьянства условно делилась на три части:

Каждый советский крестьянин был обязан отработать определенный минимум «трудодней» как в колхозе, так и на общественных работах. В трудовую повинность также включались вполне себе средневековые «обязательства» по гужевым, строительным отработкам, работе на лесоповале, ремонте дорог и так далее. В 1939 году постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР было определено, что обязательный годовой минимум трудодней для женщин в возрасте от 16 до 55 и мужчин от 16 до 60 лет в колхозах устанавливается в размере 60-100 в год. В 40-50-х годах этот минимум был увеличен и к моменту смерти Сталина составлял уже усреднено 150 трудодней в год для женщин и 200 — для мужчин.

Окончательно такая система принудительных отработок исчезла лишь в 1969 году, когда колхозникам была гарантирована зарплата не реже 1 раза в месяц.

Колхозникам за трудодни полагалось, конечно, некоторое вознаграждение, однако его размер обычно был весьма и весьма низким, а часто они вовсе не оплачивались (об этом на примере ряда колхозов в сталинской России блог Толкователя рассказал ранее). К примеру, из оплаты трудодней колхозников, работавших возчиками на лесозаготовках, до 50% забирал себе колхоз. Зимой 1940-1941 годов на лесозаготовках трудилось до 1 миллиона советских крестьян.

Ряд отработок был бесплатным. Так, в сталинской России каждый колхозник с 30-х годов должен был отработать 6 дней в году на строительстве и ремонте местных дорог (единоличники — 12 дней). Эта повинность была отменена лишь в 1958 году. В 1933-1937 годах всего на строительство и ремонт дорог было мобилизовано 79 миллионов человек, а также 161 тысяча автомобилей и 35 тысяч тракторов.

В 1932-1933 годах советские колхозники получили «обязательства» по государственным поставкам. Как правило, это был перечень видов сельскохозяйственной продукции, которые производили колхоз и личные подворья крестьян. С 1934 года размер поставок с дворов крестьян-единоличников и колхозников был уравнен, а с 1940 года в стране был введен погектарный принцип исчисления обязательных поставок с колхозов, который затем распространился и на приусадебные участки крестьян.

Уровень оброка в сталинском СССР в ходе его истории неуклонно повышался. Если в 1940 году колхозный двор был обязан сдать в год 32-45 килограммов мяса (единоличники — от 62 до 90 килограммов), то в 1948 году — уже 40-60 килограммов мяса. По молоку обязательные поставки выросли в среднем со 180-200 литров до 280-300 литров в год. В 1948 году колхозный двор также был обязан сдавать ежегодно от 30 до 150 куриных яиц. Госпоставки также регламентировали количество шерсти, картофеля, овощей и т.п. продуктов с каждого колхозного приусадебного участка.

При этом, что немаловажно, от уплаты обязательных поставок, например, по мясу и яйцам, не освобождались дворы, которые не имели мясных животных (это произошло лишь в 1954 году) или кур (их можно было заменить денежными выплатами или иными продуктами). Лишь после смерти Сталина в 1953 году государство снизило объемы таких поставок, в связи с чем советские колхозники на радостях даже сочинили поговорку — «пришел Маленков, поели блинков». Окончательно оброк у советских крестьян был отменен в 1958 году.

Эти повинности делились на государственные, местные налоги, «добровольно-принудительные» сборы и займы. Самым «древним» в СССР был сельскохозяйственный налог, введенный еще в 1923 году. После «угара» НЭПа, он был приспособлен для новых реалий. Этим налогом облагались все возможные доходы крестьянской семьи в любой сфере. В 1933-1938 годах каждое хозяйство платило в среднем 15-30 рублей в год. С 1939 года твердые ставки сельхозналога были заменены прогрессивной шкалой, что позволило государству постоянно увеличивать его размеры. В среднем размеры налога с вмененного денежного дохода составляли около 7-11%. Такие относительно небольшие, на современный взгляд ставки, не должны вводить в заблуждение — ведь налогооблагаемая база рассчитывалась по придуманной государством «доходности».

С началом войны в 1941 году для крестьян была введена дополнительная надбавка к этому налогу в размере 100% от его объема (заменена военным налогом в 1942 году, который составлял от 150 до 600 рублей в год с члена хозяйства). Суть этого налога заключалась в том, что государство устанавливало размер получаемого с подворья объема производства сельскохозяйственной продукции и так называемые расчетные нормы ее доходности. По сути, это был инструмент открытого грабежа крестьян со стороны государства.

К примеру, большевики считали в 1940 году, что годовая доходность коровы — 600 рублей. Помимо того, что крестьянин с нее был обязан уплатить натуральный оброк (обязательные госпоставки в виде молока и мяса), а также госзакупки (как правило, это касалось более колхозов, но часто эти сборы платили и сами крестьяне) по мясу и молоку по специально заниженным ценам, он еще должен был выплатить до 50-60 рублей деньгами за нее. В таком свете видно, что ни о каком «малом» давлении налогового пресса говорить не приходится.

Как правило, реальное состояние хозяйства крестьян финансовые органы мало волновало.

В 1942-1943 годах нормы доходности были увеличены в 3-4 раза, соответственно, вырос объем вмененного сельхозналога. Затем этот налог (точнее, нормы доходности) четырежды возрастали в 1947-1948 годах. Следующее увеличение пришлось на 1950 год. А в 1952 году состоялся апофеоз сталинской налоговой живодерни — налогом были обложены цыплята, новорожденные поросята, телята и ягнята. Кроме того, сельхозналог колхозники были обязаны платить и с продуктов (овощи, картофель), которые им выплачивались в колхозе за трудодни (причем с этих выплат колхоз брал налоги, поэтому получалось как бы двойное налогообложение для каждого агрария).

Если в 1940 году расчетная норма доходности коровы, как уже было указано выше, составляла 600 рублей, то в 1948 году — 3500 рублей, свиньи — 300 и 1500 рублей, соответственно, сотки картофельного огорода — 12 и 120 рублей, козы или овцы — 40 и 350 рублей, соответственно. Многие советские крестьяне вынуждены были переходить на содержание так называемых «сталинских коров» — коз, которые в налоговом плане обходились дешевле.

Стоит также отметить, что льготы по сельхозналогу, которые имели инвалиды, ветераны войны, нетрудоспособные крестьяне и ряд других категорий советских илотов, во второй половине 40-х годов по большей части были упразднены. Если в 1947 году средний двор в РСФСР в год платил до 370 рублей сельхозналога, то в 1951 году — уже 519 рублей. Необходимо понимать, что продать на колхозном рынке какие-либо продукты, чтобы расплатиться с налогом было непросто — во-первых, из-за снижения цен на продукты, во-вторых, из-за административных и налоговых сложностей. В результате постоянно росло число должников (их задолженность была прощена лишь в 1953-1954 годах).

Лишь после смерти Сталина размеры сельхозналога были существенно уменьшены, а к 1965 году они в среднем составили лишь около трети от уровня 1951 года.

Помимо этого налога, советские крестьяне были обязаны покупать облигации государственных займов (они выпускались в 1927-1958 годах, СССР их не оплатил, произведя по сути дефолт по этим обязательствам). Кроме того, каждая колхозная семья была обязана уплачивать «добровольные сборы» — так называемое самообложение.

В области косвенных сборов сталинский СССР был местом, где мало кто из современных неосталинистов захотел бы жить. Так, крестьяне и даже горожане были обязаны платить налог за рыбалку (что сегодня почему-то возмущает патриотическую общественность, когда с подобными предложениями выступает кто-либо из тандема), налог на холостяков и малодетных, налог на собак, налог на транспортные средства (платить надо было даже за велосипеды) и так далее.

Личные подворья крестьян, которые постоянно подвергались урезанию, были самым эффективным поставщиком продуктов в СССР — несмотря на скромную долю в общем фонде сельскохозяйственных земель (не более 5-7%), они давали по обязательным государственным поставкам в 1940 году до 30% всего картофеля в стране, мясу скота и птицы — 25 %, яйцам — 100%, молоку — 26%, шерсти — 22%.

В заключение необходимо сказать, что за отказ от выполнения повинностей государству крестьян ожидали как штрафы, так и высылка. Несмотря на декларируемые современными сталинистами и госпатриотами тезисы о якобы бесплатном образовании в СССР, сельские школы (в которых училось абсолютное большинство населения тогдашнего СССР) были обязаны содержать сами колхозники и за свой счет платить довольствие учителям, а также оплачивать учебники и прочие материалы. Это же касалось детских садов (если они вообще были в колхозе), больниц и других учреждений социальной сферы.

Налоговые реформы XVII века

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Совершенствование системы прямых налогов. Переход от посошного к подворному обложению

Смутное время (1598—1613) привело к упадку налоговой системы Русского государства. После воцарения патроне новой династии — Романовых постепенно начинается процесс возрождения государства. Одной из наиболее важных проблем было наполнение совершенно опустевшей государственной казны. Доходы в казну шли из трех источников: налоги — прямые и косвенные; доходы от перечеканки монеты и доходы от казенной промышленности и торговли. Прежде всего, надо было восстанавливать налоговую систему. Для этого в 1622—1624 гг. была проведена перепись, но вскоре, в 1626 г., в Москве случился пожар, и многие писцовые книги сгорели. Пришлось в 1627—1628 гг. проводить новую перепись.

Писцы заносили в книги все населенные пункты уезда, перечисляли все дворы с указанием их владельцев, измеряли и описывали пахотные земли и пастбища, лавки, мельницы, кузницы, соляные варницы и т.п. Податное население находило способы уклоняться от переписи. Например, посадские люди на время переписи переходили жить к родственникам, а свои дворы объявляли пустующими; нередки были случаи объединения дворов. Помещики и вотчинники занижали размеры своих земель и количество крестьян. Иногда сами писцы за взятки уменьшали размеры земли и количество тяглых дворов. После переписи 1627—1628 гг. сошные оклады были значительно уменьшены.

В сошной системе для правительства была выгодна общинная раскладка повинностей с учетом имущественного положения семьи и круговая ответственность за их выполнение большими тяглыми группами — посадами и волостями. Термин тягло означал «совокупность податей, платимых целыми обществами по общей раскладке».

Раскладочный принцип подтверждает и Г. К. Котошихин: при сборе денег ратным людям на жалованье «с посадских, торговых и ремесленных людей, царских сел и волостей, с властелинских, боярских, помещичьих и вотчинных крестьян и с бобылей» они «сами меж себя изверстают, сколько с кого и что взяти с торговли и с земли». Правда, насчет помещичьих крестьян Котошихин чуть ниже уточняет, что «подати царские с крестьян своих [помещики] велят собирать старостам и людям своим и отдавать в царскую казну; а свои подати кладут они на крестьян своих сами, сколько с кого что взяти».

При наделении землей за службу в жалованной грамоте указывалось, что владелец обязан «крестьян своих от сторонних людей от всяких обид и незаконных налогов остерегати, а подати с них имати по силе, с кого, что можно взяти, а не через силу, чтоб тем мужиков своих из поместий и вотчин не разогнать и в нищие не привесть». Если помещик захочет продать имение, а перед тем обложит крестьян непосильными повинностями, то имение следует отобрать «назад на царя».

При раскладке повинностей внутри общины нередко наблюдались нарушения. «Молодшие» члены общины нередко жаловались, что богатые «воровством и заговором сбавливают с себя участки своих пашен и на молодших накладывают».

Как считает А.С. Лаппо-Данилевский, не все лица, признанные налогоспособными, входили в состав тяглой общины. В податном отношении община делилась на опричных (самостоятельных) и мирских тяглецов. Первые платили каждый за себя; вторые — все вместе. Владение землей «опричь волости» давало важные преимущества — освобождало крестьян от поручительства за других плательщиков и давало право не участвовать в уплате недоимок за членов общины.

По мнению И.Х. Озерова, общинная раскладка повинностей была следствием трех обстоятельств: обременительности налогов, стремления населения к уклонению от налогов и несовершенства податного аппарата. Существовала коллективная ответственность общины за полную и своевременную уплату налогов и повинностей — круговая порука. Она избавляла правительство от частой проверки налогоспособности населения, открывала возможности повышать налоги. На частновладельческих землях круговой поруки не было, т.к. ответственность за уплату государственных налогов нес землевладелец.

В исторической литературе нет единого мнения о том, когда возникла круговая порука. А.С. Лаппо-Данилевский, В.И. Семевский, П.Н. Милюков считают, что она с древнейших времен была присуща общине. Н.К. Бржеский в своем исследовании «Недоимочность и круговая порука сельских обществ» (1897 г.) утверждает, что ни в одном податном акте XVI—XVII вв. нет упоминания о круговой поруке в деле взыскания недоимок, хотя «этот термин был известен в то время». «Для наличности круговой поруки, — пишет он, — требуется еще одно существенное условие, — чтобы за податные недоборы отвечал перед правительством весь тяглый союз, а не отдельный недоимщик. Отсюда вытекает право правительственных органов обращать взыскание недобора на любого из членов тяглового союза и обязанность последнего пополнять податные недоборы путем раскладки их на всех состоятельных к платежу членов». Бржеский напоминает, что в те времена недоимщик рассматривался как нарушитель закона и подвергался наказаниям. Недоимщика ставили на правеж. В одном из законодательных актов того времени говорилось: «А тех ослушников. бить батогами и сажать в тюрьму, а из тюрьмы выимая, бить на правеже нещадно, покамест они государевы деньги не заплатят». Если из недоимщика не удавалось «выбить» денег, то бить начинали выборных, после выборных отвечал воевода, иногда же община. Бржеский делает вывод, что в XVI—XVII вв. за недоимку в первую очередь отвечал сам недоимщик. Община не несла ответственности за недоимки ее отдельных членов. В то же время он приводит документ, который противоречит его выводу. Это жалоба крестьян карельских дворцовых волостей 1686 г., в которой они просили освободить их от платежа недоимок за сбежавших на земли помещичьи и монастырские. В ответ велено сбежавших сыскать и водворить их на прежние «тяглые жеребьи», а «на наличных крестьянах, которые ныне живут в дворцовых карельских селах, за беглых крестьян . доимочных денег править не велено».

Характеризуя систему сбора налогов, СБ. Веселовский утверждает, что в период после Смуты на государственных землях уже действовала круговая порука, в то время как на частных землях — в поместье или вотчине круговой поруки не было. Крестьяне связаны между собой не круговой порукой, а властью своего хозяина. В 1615 г. в Вологодском уезде было получено распоряжение из Москвы: «Государевы всякие доходы велено платить всякому с своего поместья, а друг за друга не платить». Не было круговой поруки и в монастырских владениях.

Веселовский согласен с Бржеским, что указа о круговой поруке в XVI—XVII вв. не было издано. Он утверждает, что порука была средством собрать поскорее налоги и в этом отношении была временной, т.к. общины, уплатившие за недоимщика, имели право взыскать с него переплаченное. Однако распоряжением приказов порука иногда устанавливалась как длительное явление, «заставляя весь город платить за «пустоту» какой-либо волости постоянно и без права взыскивать с этой волости уплаченное за нее. Для этого необходим был государев указ».

По-видимому, в те времена действовали обе формы борьбы с недоимщиками. Можно предположить, что в посадских общинах преобладала личная ответственность плательщиков, а в сельских общинах — коллективная.

В Соборном уложении 1649 г. при определении прав и обязанностей сословий были указаны и их налоговые повинности.

Особое внимание было уделено молодому классу промышленных людей, которые включали в себя:

• гостей гостиной и суконной сотен;

• казенные сотни и слободы;

• посадских тяглых людей: лучших, средних и молодших.

В финансовом отношении промышленный класс разделялся на беломестцев, которые не платили налогов, и тяглых людей, которые их платили. К беломестцам относились гости, свободные от сборов, повинностей и службы, а также гостиная и суконная сотни. Эти две сотни не подлежали тяглу, но платили определенные пошлины (косвенные подати) со своих торговых промыслов.

В Уложении были подробно перечислены все категории тяглого населения, которые раньше уклонялись от уплаты налогов, но теперь должны были вновь платить их:

1) все слободы, принадлежащие духовенству, боярам, взять на государево тягло;

2) все слободы означенных лиц в городах, устроенные без указа государя на посадских землях и на белых местах как купленных, так и не купленных, тоже взять в тягло;

3) вотчины и поместья разных лиц, находящиеся рядом с городскими посадами, взять в тягло, а бывшим владельцам отвести вотчины и поместья в других местах;

4) московских и городских посадских людей, которые раньше платили тягло, но теперь поступили в закладчики к духовенству, — записывать в тягло;

5) то же — вольных людей, женившихся на посадских вдовах.

И еще многие другие категории людей — всего 14.

В XVII веке кроме посошного налога торгово-промышленное население платило целый ряд других прямых налогов:

• полоняничные деньги — особый налог на выкуп пленных; сборы шли в Посольский приказ;

• ямские деньги — для почтовой службы, которые собирались также и с крестьян по сошному письму. Веселовский считает, что ямская повинность была самой тяжелой из всех. При переходе на подворную подать полоняничные и ямские деньги были объединены;

• стрелецкая подать шла на содержание стрелецкого войска. Сначала она взималась хлебом, позднее — деньгами. Первый сбор хлебных запасов ратным людям на жалованье был проведен в 1614 г. Собранный хлеб, а также крупы и овес, направлялись в Стрелецкий приказ, который имел специальные хранилища. Позднее часть подати уплачивалась деньгами, доля которых постепенно увеличивалась. Первый сбор 1614 г. был умеренный: 100 четей хлеба с сохи. Но вскоре стрелецкая подать стала постоянно расти: с 1630 по 1663 г. она увеличилась почти в 9 раз. С 1679 г. эта подать стала собираться с дворового числа (с переходом на подворную подать);

• городовая и ямчужная повинность — постройка городских укреплений и изготовление пороха.

Наряду с общими были еще и местные повинности, которые накладывались на определенную территорию. Например, Поморье должно было поставлять сибирские хлебные запасы для служилых людей в Сибири. Эта подать была отменена в 1685 г.

Сравнив обложение постоянными прямыми налогами различных категорий податного населения в XVII в.

Веселовский делает следующие выводы:

— посадское (городское) население нередко облагалось тяжелее уездного (сельского);

— частновладельческие земли платили в государеву казну значительно меньше, чем черные (государственные) и дворцовые земли. «Самое разнообразное по высоте и составу налогов обложение мы наблюдаем в черных землях»;

— оценить тяжесть обложения частновладельческих крестьян в пользу своих хозяев не представляется возможным ввиду отсутствия источников;

— в дворцовых землях преобладающей частью тягла были разнообразные натуральные платежи, а в черных — оброки.

Почти постоянным налогом в XVII в. стали запросные и пятинные деньги, которые взимались по специальному постановлению Земского собора. Запрос — это призыв к добровольному займу. С таким призывом Земский собор обращался к крупным монастырям, «именитым» и служилым людям. Эти средства шли, главным образом, на военные нужды: вооружение, жалованье ратным людям, строительство укреплений. Одновременно правительство ввело чрезвычайный налог — пятину — сбор, равный движимого имущества и доходов налогоплательщика. В решении Земского собора 1616 г. о сборе пятой деньги говорилось: «Со всего Московского государства, с городов и с посадов, с гостей и с торговых, и со всяких посадских людей, и с кабацких откупщиков, и с тарханщиков, и с монастырей, которые торгуют, и со всяких слобод торговых людей, чей кто ни буди, никого не обходя. собрати с животов людям на жалованье пятую деньгу деньгами, а не товаром». Слово «животы» (мн. число) означало «имущество».

Почему собиралась именно «пятая деньга», т.е. 20%? В то время при помещении денег в рост обычный законный процент был как раз 20%. Этот налог основной тяжестью лег на торговое и посадское население, а также на черносошных крестьян. В течение 1613—1619 гг. было семь сборов: 1 запрос и 6 пятин. Постепенно этот сбор превратился в дополнительный налог, падавший на соху в сумме от 120 до 150 руб. Указом 1662 г. пятая деньга («по животам и промыслам») была распространена на именитых людей Строгановых, на служилых людей, окольничих, стольников, на торговых людей из духовенства, из бояр и иностранцев, если они занимаются торговлей и промышленностью.

Михаил Федорович (1613—1645) и Алексей Михайлович (1645— 1676) в трудные моменты прибегали также к чрезвычайным сборам /15 по части имущества. Но иногда эти деньги собирались со двора. При этом учитывался уровень благосостояния хозяев. Десятая деньга взималась со всех «торгующих и промышленных людей», стрельцов и других служилых людей. Этот налог взимался в 1654, 1673, 1678, 1679, 1686, 1687 гг. Независимо от него иногда чрезвычайным сбором облагались промыслы самых богатых купцов Строгановых. В 1615 г. было указано взять с них в государеву казну (по таможенным записным книгам) 13 810 руб. сверх уплаченных ими 3 тыс. руб. Царской грамотой 20 апреля 1616 г. им предписано уплатить ратным людям на жалованье 16 тыс. руб.; грамотой от 29 апреля 1616 г. — уже 40 тыс. руб. В 1686 г. с них было взято запросных денег 20 тыс. руб.

Взимание запросных денег было первым опытом распространения налогов на богатые слои населения, но эти сборы носили временный характер. С другой стороны, запросные деньги на купечество, предпринимателей и ремесленников можно рассматривать как первый опыт своеобразного промыслового налога.

Для пополнения казны проводилась также принудительная скупка товаров по «указной» цене, т.е. установленной царским указом и явно заниженной.

При Михаиле Федоровиче был упорядочен сбор дани с покоренных сибирских племен. Для управления подвластным населением были построены остроги и небольшие города, из которых отправлялись экспедиции для сбора ясака. Основанием для его взимания служили ясачные книги. Ясак представлял собой поголовную подать. Всякий, достигший 18—20 лет, способный заниматься звериным промыслом, подлежал ясачному сбору: «соболи и лисицы и шубы, и ожерелья и пластины собольи и шубы горностаи и бобры и выдры». В среднем с человека взимали по 5 соболей. Служилым людям, отправляющимся на сбор ясака, предписывалось действовать мирными средствами: «имати ласкою, а не жесточью». Кроме ясака с сибирских племен взимались поминки—добровольные сборы в дар государю. Иногда размер поминок назначали воеводы.

Бремя прямых налогов в XVII в. побуждало население изобретать различные способы уклонения от налогов:

1. Массовое бегство населения на окраины страны: в Заволжье, на Дон, в Сибирь. Правительство пыталось бороться с этим злом рассылая по стране специальных сыщиков, которые должны были возвращать беглецов. Орловская и воронежская дороги были главными маршрутами бегства на Дон. В 1671 г. орловскому воеводе было предписано устроить на дорогах специальные «сторожи» для поимки и возвращения беглецов.

2. Запись лиц податных сословий в «служилых» — в стрельцы, драгуны, солдаты, которые не платили налогов. В конце концов, правительство вынуждено было запретить принимать на военную службу людей из податных сословий.

3. Закладывание или продажа крестьянами своих земель беломестцам и монастырям, которые «обеляли» эти земли, т.е. делали их свободными от налогов. После этого крестьяне арендовали свою бывшую землю. Активно шел процесс закладывания земель и в посадах. В ответ правительство издает ряд указов о запрещении закладничества и продажи тяглых земель беломестцам. Иногда проданные земли конфисковались.

Страдало население и от сборщиков налогов, о чем поступали жалобы царю. В 1649 г. некий Микулка Зайцов пожаловался Алексею Михайловичу на то, что недоимки взыскали с тех, кто полностью расплатился с казной. В царской грамоте воеводе предписывалось: «С которого посаду и с уезду с тяглых и оброчных деревень посадские и уездные крестьяне кто сверх оклада за кого платил. на тех людей велети те деньги до править и отдать тем людям, кто сверх оклада платил». В наказе воеводам 1649 г. царь обязывал их вести борьбу против злоупотреблений сборщиков налогов: «Да и того беречь, чтоб посадские земские старосты и целовальники и денежные сборщики и мужики богатые и горланы мелким людям обид и насильств и продаж ни в чем не чинили, и лишних денег с мирских людей сверх государевых податей не сбирали и ни в чем мирскими деньгами не корыстовались».

Реформа 6 сентября 1679 г. заменила посошное обложение подворной податью. Переход к подворной подати имел промежуточную ступень, когда единицей обложения стала так называемая живущая четверть. Во время Смуты усилилось переселенческое движение к окраинам, резко сократилась крестьянская запашка. По писцовым книгам конца XVI в. в одной из местностей крестьяне пахали 4350 десятин, в 1616 г. в этих же местах — всего 130 десятин. В ходе переписи 1620х гг. переписчики пытались выявить число жилых дворов и количество реальных работников в них. На живущую четверть полагался определенный дворовый состав, разный в различных местностях. СБ. Веселовский несколько по-иному трактует «живущую четверть» или «живущую пащию». В московских писцовых книгах, считает он, в «живущее» кладут не всю засеваемую землю, входящую в состав двора, а только трехпольную пащню у жилого двора. Перелог, дикое поле, лес и покос не входят в состав «живущего». Для определения податной тягости берется в расчет только количество пащенной земли в постоянном трехпольном хозяйстве. «Живущим называется то, что должно платить налоги».

Идея подворного обложения уже давно «витала в воздухе», т.к. оно было значительно проще, чем посощное. На Земском соборе 1642 г. дворяне и дети боярские просили правительство собирать подати по числу крестьянских дворов: «Деньги и всякие запасы ратным людям имати, сколько за кем крестьянских дворов, а не по писцовым книгам». В 1646 г. была проведена общая подворная перепись, которая переводила некоторые виды прямого обложения с сошного письма на дворовое число.

Новая подворная перепись была проведена в 1678—1679 гг. В ней были зафиксированы дворы с их обитателями. Порядок раскладки прямых налогов остался прежний: назначался средний подворный оклад подати по числу дворов, а раскладка на каждый двор производилась самими плательщиками. В результате крестьяне стали расширять запашку земель, поступления в казну увеличились. Переход к подворному обложению позволил объединить стрелецкие, полоняничные, ямские, пищальные и некоторые другие подати. Лаппо-Данилевский считает, что это была вторая попытка в XVII в. объединить некоторые из многочисленных податей в одно целое, упростить сбор налогов и собирать их полностью (первая попытка — объединение в 1654 г. внутренних таможенных пошлин, о чем речь впереди).

Однако постепенно вновь начали накапливаться недоимки. В первой половине 1681 г. в Москву были приглашены посадские люди по два от каждого посада, которые подали свои «сказки» с объяснением причин недоимок. Причины заключались в том, что «от платежу многих больших податей, и от сибирского хлебного запаса, и от ямской наметной дальней многой и бес прогонной гоньбы, и от хлебного недорода, и от многой пустоты, и от взятия во многие поборы многих даточных, и от платежу тех доимочных подъемных денег, и во многие поборы рублевых и полтинных и пятой и десятой и пятнадцатой денег, и от всяких городовых расходов, и от частых многих служб, и от воровских людей, и от пожарного разорения оскудели и разорились вконец». Указом правительства от 19 декабря 1681 г. оклад был понижен на (со 152 657 руб. до 107 550 руб.) и разложен на разные разряды городов, учитывая их благосостояние. Всего было установлено 10 разрядов. Таким образом, подворная подать на посадское население также строилась на началах раскладочной (репартиционной) системы.

Налоговый гнет вызывал пассивные и активные формы сопротивления. Взрослые сыновья, создав свои семьи, не отделялись от отцовского дома, а продолжали вести общее хозяйство. Происходили также объединения соседних дворов, неуклонно возрастало количество мужских душ на один тяглый двор. Например, на 100 дворов во Владимире приходилось тяглого мужского населения: в 1625-1630 гг. 117,2; в 1646 г. 250,2; в 1676-1678 гг. 297,9.

В 70е гг. в ответ на требование правительства строже собирать недоимки воеводы сообщали, что они боятся проводить строгие взыскания, чтобы не разогнать остальных плательщиков. То же подтверждали челобитья посадских и уездных людей: «Тех денег не выплачивают за пустотою, потому что у них многие тягла запустели и взять тех денег не на ком, и остальные посадские и уездные люди от непомерного правежа бегут в сибирские разные города».

Переход на подворное обложение расширил круг плательщиков, в тягло повсеместно были записаны холопы.

По переписи 1678 г.:

— Посадских и черных крестьянских дворов — 92 тыс. (10,4%)

— Церковных, архиерейских и монастырских — 118 тыс. (13,3%)

— Дворцовых — 83 тыс. (9,3%)

— Боярских—88 тыс. (10%)

— Дворянских— 507 тыс. (57%)

— Итого 888 тыс. (100%)

Идя навстречу интересам дворянства, правительство уменьшило государственные подати с частновладельческих крестьян, переложив их часть на черносошных. По указу 1679 г. посадское население и черносошные крестьяне платили объединенную подать (бывшие полоняничные, ямские и стрелецкие деньги) от 80 коп. до 2 руб. со двора, а помещичьи и дворцовые — по 5 коп.

Косвенные налоги, их преобразование

Наряду с прямыми налогами значительные доходы бюджету давали косвенные: таможенные пошлины, кабацкие доходы, пошлина на продажу соли. В финансовой политике Московского государства в XVII в. косвенные налоги преобладали над прямыми. По свидетельству В.О. Ключевского, «в XVII в. правительство особенно усердно использовало этот источник в расчете, что плательщик охотнее заплатит лишнее за товар, чем внесет прямой налог: там он за переплату получает хоть что-нибудь годное к употреблению, а здесь не получает ничего кроме платежной отписки».

В это время косвенные налоги являлись окладными: сбор текущего года служил окладом для следующего. В организации сбора внутренних таможенных пошлин и кабацких денег правительство использовало систему откупов. Откупщик обязывался уплатить положенную в оклад сумму и сверх нее наддачу, т.е. добавление небольшого процента (до 1,5%). Если откупщиков не находилось, правительство отдавало сбор таможенных пошлин и кабацких денег «на веру», т.е. включало эту обязанность в разряд служб, отбываемых тяглым населением в пользу государства. В крупных таможнях эти службы отбывали гости и торговые люди гостиной и суконной сотен. Таможенные и кабацкие головы выбирались, как правило, из наиболее состоятельных слоев посадского населения, из черносошных и дворцовых крестьян. Если голове не удавалось собрать назначенную сумму, он покрывал недостачу из своего кармана. В помощь головам избирали нескольких целовальников; те и другие избирались сроком на один год.

Внутренние таможенные пошлины, многообразные и весьма обременительные в XVII в., имели давнюю историю. Особое распространение они приобрели в удельные времена и в период монголо-татарского ига. Узаконены таможенные пошлины были в конце XV в. Именно к этому времени относятся сохранившиеся таможенные грамоты.

В XVII в. насчитывалось более 20 таможенных пошлин:

• Мыт — за провоз товара через внутреннюю заставу. Упоминается еще в XIII в. как пошлина с воза или судна с товаром независимо от их ценности. Для собирания мыта было устроено множество внутренних застав по дорогам и рекам. Мыт собирался в пользу казны, но мог собирать его в свою пользу и частный владелец на своей земле. Для этого он должен был иметь специальную жалованную грамоту. Его также обязывали содержать в порядке мосты и дороги.

• Головщина — поголовная пошлина, которая взималась с людей, ехавших с товарами.

• Мостовщина — впервые упоминается в ханских ярлыках; уплачивалась за проезд по мосту. Деньги шли в казну, т.к. мосты были казенные. Освобождались от мостовщины служилые люди, дети боярские, дворяне, гонцы государевы и иностранцы. В нарушение закона частные лица сооружали мосты на свои средства и брали за проезд пошлину в свою пользу. При Федоре Ивановиче частные мосты были взяты под казенное управление, а их владельцы имели с мостов лишь половину суммы пошлины. В XVII в. сборы с частных мостов и перевозов сначала были восстановлены, но вновь запрещены Уложением 1649 г.: «Кто заведет перевоз или мостовщину вновь своим вымыслом для своего пожитку без указу, и у него то взяти на государя». В 1633 г. брали с обычной телеги 4 деньги (2 коп.), с большой — алтын (3 коп.).

• Явка или явленое предписывала всем торговым людям, приезжавшим торговать в город или село, явиться на таможню, предъявить товар и заплатить явочную пошлину.

• Амбарная пошлина — за наем амбара на гостином дворе (от 1 до 4 денег в неделю с амбара).

• Свальное брали при взвешивании товара за перекладывание его на весы и с весов (со 100 пудов брали 2 деньги).

• Весчее (пудовое) — за гарантию правильного веса. Это обеспечивали правительство или община и за это брали пошлину. Впервые упоминается в XII в. Взвешивать своими весами на торгах было запрещено под угрозой штрафа. В грамоте 1653 г.: «А пуда своего опричь таможников не держати никому. Кто учнет пуд свой держати и товар свой весити, а кого в том уличат, на тех взяти промыта рубль новгородский с купца и продавца».

• Померное — пошлина с сыпучих товаров, продаваемых мерой. Торговцы обязаны были использовать казенные меры под угрозой штрафа.

• Пятно и писчее — пошлина за клеймение лошадей при их продаже. Впервые упоминается в XV в. После продажи сделка записывалась в книгу, и с этого брали еще одну пошлину. Пятно и писчее продавец и покупатель платили пополам.

• Поузольщина — пошлина за таможенную печать, удостоверяющая уплату таможенных пошлин. На таможне товар увязывался веревками, и к нему прикладывалась таможенная печать.

• Тамга появилась в сер. XIII в. во времена татарской зависимости и налагалась на проданный товар. Размер тамги определялся ценой привозного товара, за местный товар тамга не взималась. Не взималась она также с жита и хлеба. Размер тамги — от 1/2 деньги до 2 денег с рубля для местных купцов; от 3 до 7 денег — для иногородних, от 7 до 10 денег — для иностранных.

Общий недостаток всей внутренней таможенной системы состоял в том, что один и тот же товар подлежал многократному обложению в разных видах. При прохождении товаров через таможню имели место многочисленные злоупотребления; особенно докучали торговцам откупщики пошлин. Эта запутанная и сложная система, которая существовала до середины XVII в., в высшей степени отрицательно влияла на развитие торговли и промышленного производства. В то же время таможенные пошлины были важной статьей государственных доходов. Поэтому власть стала регламентировать поборы, тяжесть обложения была несколько ослаблена. В 1653 г. торговые люди во главе с «именитым человеком» Д.И. Строгановым подали царю челобитную об унификации проезжих пошлин, о введении во всех городах единой пошлины с цены товара.

Торговый устав 1653 г. отменил почти все прежние внутренние пошлины, а Уставная грамота 30 апреля 1654 г. ввела единую рублевую пошлину — 10 денег (5 коп.) с цены товара, которую платил продавец. Покупатель же предъявлял на таможне свою денежную сумму и платил с нее по 5 денег с рубля (2,5%). Купив на эти деньги товар, он получал у таможенного головы «выпись», что товар им куплен на заявленные деньги. Однако сохранены были мостовщина, перевоз, весчее, пятно (клеймение скота при продаже) и амбарный сбор. На протяжении целого века рублевая пошлина не изменялась. Во время войны с Польшей 1654—1667 гг. из-за финансовых затруднений рублевая пошлина была увеличена в 2 раза, но после окончания войны повышение было отменено.

Одной из попыток усилить роль косвенных налогов был царский указ, который вводил новую, более высокую пошлину на соль — по 2 гривны с пуда, а для астраханской и яицкой соли, которой солили рыбу и икру, — по 1 гривне (10 коп.). Крупнейшие соляные промыслы в Соликамске и в Астраханском крае принадлежали казне. Кроме того, казна широко закупала соль на промыслах по низкой цене, а продавала по высокой.

Одновременно с повышением пошлины на соль правительство отменило сбор наиболее обременительных прямых налогов — стрелецких и ямских денег. А.С. Лаппо-Данилевский считает, что введением новой соляной пошлины «правительство хотело достигнуть уравнения в податном отношении всех классов населения». Это мнение разделяет и П.Н. Милюков: правительство Алексея Михайловича намерено было «осуществлять податную политику на принципах всеобщности и равномерности обложения, «чтобы никто в избылых не был», «чтобы никто ни за кого лишних доходов не платил».

Но опыт оказался неудачным. Новая пошлина подняла цену на соль в три раза. Тысячи пудов рыбы сгнили на берегах Волги, т.к. рыбопромышленники не были в состоянии так дорого платить за соль. Пополнения казны не произошло; наоборот, из-за сокращения продажи соли возник значительный дефицит бюджета. От недостатка соли в организме среди населения начались болезни. В декабре 1647 г. повышенная пошлина на соль была отменена, и указано было собрать недоимки по восстановленным стрелецким и ямским деньгам. Эта неудачная «реформа» послужила главной причиной «соляного бунта» в Москве и посадских восстаний 1648-1650 гг.

Во времена Алексея Михайловича правительство продолжало искать наиболее действенные способы сбора питейных денег. В Соборном уложении 1649 г. впервые в русском законодательстве специальная глава была посвящена винокурению и торговле вином. Закреплялась государственная регалия на производство вина и торговлю им. Корчемство было запрещено и строго наказывалось: продавец — штрафом 5 руб., покупатель — 25 коп. В последующих случаях наказания ужесточались вплоть до заключения продавца в тюрьму.

Озабоченное распространением пьянства правительство Алексея Михайловича в 1652 г. созвало специальный Собор о кабаках и наметило ряд мер против пьянства. По указу 11 августа 1652 г. надлежало ликвидировать кабаки в крупных и мелких населенных пунктах. Вместо кабаков создавались «кружечные дворы», причем только в крупных населенных пунктах. В кружечных дворах вино следовало продавать ведрами, кружками и чарками, емкость которых была увеличена в три раза. Распивочная торговля прекращалась, вино продавали только на вынос. Полностью прекращалась или сокращалась торговля спиртными напитками по воскресным дням и во время постов. Категорически запрещалось давать вино в долг. Чтобы не уменьшился приток денег от продажи вина в казну, цены на него были повещены в 2, а в некоторых местах в 3 раза. Но эта реформа привела к значительному сокращению питейной прибыли, и через 10 лет были восстановлены старые порядки. П.Н. Милюков уточняет, что в 1652 г. были отменены винные откупа и частное содержание кабаков. Продажа вина перешла в монополию государства. В 1663 г. этот указ был отменен, и решено было «для пополнения государевой казны ратным людям на жалованье с 1664 г. кабаки дать на откуп на три года (по окладам 1651—1659 гг.), потому что медные деньги по его государеву указу отставлены, и торговать ими не велено». В 1681 г. винная монополия была восстановлена, и продажа алкоголя была поручена выборным головам и целовальникам. Одновременно был введен новый порядок заготовки водки: подрядная поставка казне по фиксированным ценам или в качестве товарного эквивалента налога.

Здесь уместно вспомнить о второй «вредной привычке» народа — курении и о том, как русское правительство реагировало на проникновение в страну табака. Его завезли в Россию англичане с экспедицией мореплавателя Ричарда Ченслера (1556), который в 1554 г. получил от Ивана Грозного грамоту на свободную торговлю с Московией. Известный немецкий путешественник Олеарий (1599—1671) еще в 1632 г. встречал курильщиков на улицах Москвы. В 1634 г. Михаил Федорович подписал указ о смертной казни за курение табака. Патриарх проклял табак как «богомерзкую траву». Алексей Михайлович «смягчил» наказание за курение: по Уложению 1649 г. за продажу и курение табака надлежало «резать носы» и «пороть ноздри», а после этого ссылать в дальние города, отбирая имущество. Но, несмотря на запреты, потребление табака росло. Во время финансовых затруднений Алексей Михайлович отменил указ и ввел табачную монополию. Табак продавался на вес золота. Но после «медного бунта» 1662 г. табачная монополия была отменена и восстановлен указ 1634 года.

Внешнюю торговлю Алексей Михайлович организовывал таким образом, чтобы она не подрывала возникавшей в государстве мануфактурной промышленности. В 1646 г. группа российских купцов подала челобитную царю о ликвидации привилегий иностранным купцам. Особыми привилегиями продолжали пользоваться английские купцы, которые сохраняли право беспошлинной торговли. После начала английской революции в 1648 г. и казни короля Карла I русское правительство в 1649 г. прервало связи с Англией и лишило английских купцов их привилегий. После восшествия на престол Карла II его послы стали добиваться восстановления привилегий, но тщетно. Российское правительство встало на защиту прав своего купечества. Английским купцам было разрешено торговать только в Архангельске.

В 1667 г. был принят Ново-торговый устав, который, по определению И.И. Янжула, «остался крупным памятником по истории русского таможенного законодательства». Исследователь таможенной политики К. Лодыженский считает, что «мы вправе рассматривать торговый устав царя Алексея Михайловича как первый наш таможенный тариф». Устав имел ярко выраженный протекционистский характер. Он освобождал русских купцов, едущих из Архангельска с товарами, от проезжих пошлин, но сохранял их для иностранцев. Они вносили пошлину по гривне с рубля, причем только золотыми или серебряными монетами — ефимками (Иоахимстале рами), что повышало размер пошлин на 28%. Были установлены высокие пошлины на ввоз иностранных товаров во внутренние города России и вывоз русских изделий за границу иностранными купцами. Проезжая пошлина при провозе товаров вглубь России теперь с иностранцев взималась в размере 1 гривны с рубля (10%) и тоже в иностранной монете. Очень высоким было обложение ввозимого в Россию вина (от 50 до 100 % его цены), т.к. это подрывало винную монополию государства.

Таким образом, условия для развития внешней торговли в годы правления Алексея Михайловича были весьма благоприятны. Правительство было заинтересовано в притоке иностранных товаров в Россию. Кроме того, посредством внешней торговли Россия получала серебряные монеты; это был единственный источник, т.к. добычи серебра в то время в России еще не было. В конце правления Алексея Михайловича в российском обществе начинают пробивать себе дорогу идеи меркантилизма.

Налоговый аппарат в XVII веке

Наиболее полные сведения об организации сбора налогов мы находим в сочинении подьячего Посольского приказа Григория Карповича Котошихина (1630—1667) — «О России в царствование Алексея Михайловича». В 1660—1661 гг. он участвовал в мирных переговорах со Швецией, которые завершились заключением в 1661 г. Кардисского мира. С 1663 г. он начал передавать шведам секретную информацию их резиденту в Москве Адольфу Эберсу. В 1664 г. Котошихин вынужден был бежать из России в Польшу, т.к. его начальник воевода Ю.А. Долгорукий понуждал его оклеветать своих предшественников князей Я.К. Черкасского и И.С. Прозоровского за то, что они якобы недостаточно решительно боролись против поляков (это было во время войны России с Польшей из-за Украины). Через некоторое время Котошихин оказался в Швеции, где поступил на службу к шведам. В 1665 г. русские, узнав, что Котошихин находится в Швеции, требовали его выдачи, но шведы сказали, что он «пропал». Здесь беглец завершил свой труд о России, начатый еще в Польше. Книга была переведена на шведский язык и издана в Швеции. Подлинник ее обнаружил в университетской библиотеке г. Упсала профессор Императорского Александровского университета СВ. Соловьев в 1838 г. во время путешествия по Швеции. Рукопись книги была скопирована и в 1840 г. издана в Петербурге. Судьба автора сложилась трагически: он был казнен за убийство хозяина квартиры, в которой жил. Его книга повествует о жизни и быте населения России, о государственном устройстве страны, в частности подробно рассказано о деятельности приказов, которых в его время насчитывалось 42.

Подробно описывая приказную систему, Котошихин раскрывает механизм сбора различных налогов, который осуществляли многие приказы.

Приказ Большого дворца ведал сбором налогов в более чем 40 городах: с посадских и тягловых людей, с кабаков и внутренних таможен, с вод и мельниц, с рыбных ловель. В качестве дополнительной повинности посадских людей их привлекали бесплатно работать на царском дворе. В дворцовых селах и черных волостях приказ собирал подати с рыбных угодий и бобровых гонов, с добытого дикого меда; эти дворцовые подати собирались натурой и деньгами. В его адрес шли также некоторые таможенные пошлины — перевоз, мостовщина, а также деньги за винные откупа. Все денежные доходы по указанным статьям автор оценивает в 120 тыс. рублей. Этот же приказ собирал «печатные пошлины», т.е. пошлины с официальных бумаг: грамот, челобитных и других, всего 2 тыс. руб. в год.

в Стрелецкий приказ стекались средства на жалованье стрельцам со всего Московского государства. С крестьян собирали стрелецкие хлебные запасы и деньги за их перевоз в Москву.

Приказ Казанского дворца ведал сбором налогов в Казанском и Астраханском царствах. «А денежный сбор собирается с Понизовых городов, которые близки к Москве, с русских посадских людей, с крещеных и некрещеных татар, и мордвы, и черемисов погодно». С этих же территорий шли в приказ сборы с таможен, с кабаков, с откупов — всего около 30 тыс. руб. Взимались и натуральные налоги: мед, пушнина. Интересно, что «из Казани и Астрахани и из иных тамошних городов доходов не присылается никаких», т.к. собранные средства идут на жалованье ратным и служилым людям. Из указанных мест в центр идет лишь ясак в виде шкурок лисы, куницы, белки, горностая, песца, зайца и волка. Из Астрахани присылается также рыба и соль (местные разработки соли принадлежали казне). Автор уточняет, что рыба поступает в приказ Большого дворца, а соль — в приказ Большого прихода. Из Казани и Астрахани привозят также табуны лошадей, по 30—50 тыс., из которых отбирается 5—8 тыс. лучших для царского двора, их оплачивает царская казна, остальные лошади продаются.

Сибирский приказ денежных доходов с тамошних городов не получал никаких, т.к. эти средства шли на жалованье служилым людям. Зато казна получала оттуда богатые меха: соболя, куницу, горностая, бобра, рысь, песца, барса, зайца и волка — всего на 6 тыс. руб.

Приказ Большой казны ведал сборами с купечества гостиной и суконной сотни, с серебряных дел мастеров, с торговых людей, откупами и иными податями, тяглом с крестьян и с бобылей. Всего эти доходы давали 300 тыс. руб. «на всякие расходы». При этом приказе был Денежный двор, в котором чеканились монеты: копейки — мелкие серебряные монеты, деньги — половина копейки, полушки — четвертая доля копейки. Металл привозили из Архангельска в виде ефимок и серебра «прутового» и «тянутого», которое доставляли иностранные купцы из Голландии, Любека, Гамбурга и Венеции. Они покупали русские товары на ефимки. Из одного ефимка выходило русских денег 21 алтын и 2 деньги, т.е. прибыль составляла 7 алтын и 2 деньги.

Приказ Большого прихода вполне оправдывал свое название, т.к. его доход был самым большим — 500 тыс. руб. Деньги шли из Москвы и других городов — с лавок, гостиных дворов, погребов и внутренних таможенных пошлин (мыта, перевоза, мостовщины и т.п.).

Приказ Новгородская четверть ведал доходами из Великого Новгорода, Пскова, Нижнего Новгорода, Архангельска, Вологды, поморских и пограничных со Швецией городов. Денежные налоги собирались с торговых людей, соляных, железных и иных промыслов, сборы таможенные, кабацкие, всего 100 тыс. руб. Эти средства расходовались на жалованье боярам и разным чинам.

Устюжская четверть собирала налоги в г. Великий Устюг с посадских людей, с волостных и уездных крестьян, с кабаков и таможен, с откупов, всего 20 тыс. руб.

Новая четверть ведала кружечными дворами (на вере и откупе) Москвы и других городов. В целом кабацких денег собиралось до 100 тыс. руб.

Оружейный приказ ведал предприятиями по изготовлению оружия и собирал подати с монастырских и вотчинных крестьян по указу царя для оплаты труда оружейников. Недостающие средства давал приказ Новая четверть.

Хлебный приказ ведал сбором различных податей — прямых и косвенных — на сельскохозяйственных землях, принадлежавших царской семье.

Приказ Малороссии фактически доходов не получал, «потому как царь, принимая их под свое владенье в подданство», обещал им «вольности и привилегии». На свои средства Малороссия содержала свое 60тысячное войско.

В заключение автор подчеркивает, что собранные налоги надлежало «присылати к Москве все сполна», а если на местах ощущалась нужда в деньгах, то следовало обращаться в центр.

Из этого обзора следует, что сбор налогов был распределен по значительному числу приказов, при этом четкого разграничения сбора налогов по их видам не было. Практически все налоги должны были направляться в центр, и уже оттуда местные власти запрашивали средства по мере надобности. Лишь в отдельных случаях собранные подати (полностью или частично) оставались в распоряжении местных властей (Сибирь, Украина).

Годовой бюджет 1660х гг. составлял свыше 1300 тыс. руб. Около половины этой суммы приходилось на косвенные налоги — таможенные и кабацкие сборы. По данным государственного бюджета на 1679—1680 гг., они давали 53,3% доходной части; на военные нужды шло 62,2% расходов, на дворцовое управление 19%, на казенные предприятия — 5%.

Итоговые суждения историков о налогообложении в XVII в. позволяют дать общую его оценку.

А.С. Лаппо-Данилевский указывает на то, что в XVII в. налоговая система России находилась в процессе становления. Он писал: «Стремление упростить разнообразие податей отчасти осуществилось в последней четверти XVII в. Поэтому можно сказать, что до этого времени строгой, теоретически выработанной системы налогов еще не существовало».

В.О. Ключевский делает вывод, что податное обложение в XVII в. было тяжелым, изменчивым и беспорядочным. Он указывает, что «финансовые нововведения привели к истощению народных сил, к банкротству и хроническому накоплению недоимок». Например, к 1676 г. недоимки составили 1 млн. руб.; в 1681 г. правительство вынуждено было их списать. От непосильных налогов многие промышленные и торговые люди разорялись.

П.Н. Милюков подчеркивает связь налоговых реформ в XVII в. с военными потребностями, их постоянным возрастанием. «Две главные тенденции в истории государственного хозяйства XVII в.: стремление к дифференциации финансового управления и концентрации сборов, с одной стороны, и стремление к увеличению постоянной прямой подати, — с другой. Обе эти тенденции вызваны ростом военных расходов». Каждый из периодов финансовых затруднений «оказывался труднее предыдущего и вызывал все более серьезные реформы. Каждая реформа, удовлетворив осознанные государственные потребности, оказывалась недостаточной и устаревшей, когда возникали новые затруднения».

УСН
ЕНВД
Налог на доход от продажи квартиры
Налоговый вычет при покупке участка
Возврат подоходного налога, обзор

Назад | | Вверх

Еще по теме:

  • Как поставить разрешение в скайриме Гайд The Elder Scrolls V: Skyrim – настройки графики Собирался написать этот гайд The Elder Scrolls V: Skyrim еще в день релиза, но руки дошли только сейчас. Рассчитан он исключительно на PC геймеров, так как тут мы будем редактировать игровые файлы чтобы […]
  • Что такое закон в юриспруденции Глава 1 Право. закон. юриспруденция Право. закон. юриспруденция Похожие главы из других книг 51. Аналитическая юриспруденция 51. Аналитическая юриспруденция С историко-философской точки зрения аналитическая юриспруденция предстает разновидностью […]
  • Клабр правила Деберц (Клабор, Калабриаз, Клобберяш, Клоб , Бела) Количество колод: 1 Количество карт в колоде: 32 Количество игроков: 2 , 3, 4 Старшинство карт: в козырной масти - 7, 8, Д, К, 10, Т, 9, В; в некозырной масти - 7, 8, 9, В, Д, К, 10, Т. Цель игры: первым […]
  • История культуры россии учебное пособие Культурология: Учебное пособие для студентов заочного обучения всех специальностей Учебное пособие рассматривает основные проблемы современной культурологической науки в её теоретическом и историческом аспектах. В пособии представлены такие разделы, как […]
  • Производные косвенные иски Косвенные иски в гражданском судопроизводстве Дискуссия о необходимости теоретического и практического закрепления и развития концепции косвенного иска возникла в литературе в середине - конце 90-х годов XX в. Это было связано с тем, что в результате […]
  • Пути разрешения войны 4525 Проблема войны и мира Военно-политическая конфронтация и связанная с ней гонка вооружений является ближайшей угрозой выживанию человечества. С распадом. Советского. Союза эта конфронтация потеряла те реальные и геополитические основы, которые в пер […]
  • Приказ мвд рф 860 Приказ мвд рф 860 Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 29 июня 2009 г. N 490 "Об утверждении Наставления по организации профессиональной подготовки сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации" Опубликовано 27 августа 2009 г. […]
  • Задачи по экономике налоги Задача №54. Расчёт рыночного равновесия при введении налога на продажи Допустим функции спроса и предложения на холодильники «Север» составляют: в тысячах штук, а цена задана в рублях. а) как изменится рыночное равновесие при введение налога на продажи в […]