Претензия по-белорусски

«8 сакавіка» и белорусский национализм: кого оскорбили «московские шнуры»?

За последнее время в Белоруссии произошло достаточно много, на первый взгляд, незаметных событий, которые в своей совокупности свидетельствуют о том, что белорусская политическая, научная и общественная элита страны все больше стала впадать в своеобразный идеологический ступор на фоне разгорающейся в последнее время борьбы местной оппозиции и властей республики за «национальное возрождение». Дискуссия вокруг белорусского языка и необходимости пересмотра некоторых аспектов местной историографии, в первую очередь, связанных с Белорусской народной республикой, изменение отношения к ранее негласно запрещенной символике (бело-красно-белому флагу), а так же «случайные» факты обеления коллаборационистов и немецких захватчиков времен Первой и Второй мировых войн уже стали абсолютно обыденным делом для информационного пространства Белоруссии. Об этом можно прочитать не только на выраженно националистических, но и на вполне нейтральных, склонных транслировать государственную точку зрения сайтах и информационных порталах. И как бы многие эксперты сегодня ни говорили, что активные пользователи интернета и, в первую очередь, социальных сетей, это далеко не все население страны, происходящее в виртуальной реальности серьезным образом влияет на все общество в целом. Очередным этому подтверждением стал взорвавший белорусское медиа-пространство клип группы «Ленинград» «8 сакавіка» («8 марта»), который за несколько дней просмотрели более 8 млн человек, а само видео получило на YouTube метку «№ 1 в трендовых».

Данный клип, который российская группа записала совместно с резидентом Comedy Club, гражданином Белоруссии Вадимом Галыгиным, рассказывает довольно простую историю о том, как «обыкновенный мужик» 8 марта собирается поздравить свою женщину, но по пути заходит на совхозный мехдвор, чтобы одолжить у приятеля галстук, похвастаться подарком для любимой и выпить. В итоге «возлюбленная» главного героя празднует Международный женский день в одиночестве, а ее мужчина пьяный спит в гараже. Параллельно с этим в качестве фона показывается поющий женский хор, который руководит известный в Белоруссии деятель искусств Анатолий Ярмоленко. В конце клипа женщины набрасываются на художественного руководителя с поцелуями, срывая с него одежду. Основной идеей клипа является то, что некоторым женщинам не хватает партнера, в том числе и для плотских утех. Припев же композиции — «8 сакавіка — лезе ў трусы рука» — и вовсе стал самым популярным в белорусском интернет-пространстве слоганом, быстро превратившись в интернет-мем.

Казалось бы, что особенного в данном клипе, если принять во внимание характер всего творчества «Ленинграда»? Однако в медийном пространстве Белоруссии он произвел эффект разорвавшейся бомбы, который на белорусском уровне можно сравнить с тем, что происходило в России в связи с появлением фильма «Матильда». Кто-то увидел в клипе иронию и умение посмеяться над собой, кто-то рекламу белорусских пищевых продуктов, а кто-то даже глубокий философский смысл. Однако наименее адекватной стала реакция местных национал-радикалов, которые во весь голос заявили, что «8 сакавіка» — оскорбление белорусского народа, его культуры и языка. Причем необходимо отметить, что в клипе звучит не литературный белорусский язык, а так называемая трасянка — своеобразная смесь белорусского и русского, который многие в Белоруссии считают основным языком общения, особенно в глубинке.

К обсуждению клипа присоединились не только обычные пользователи байнета, но и общественные деятели, а также политики. При этом, что самое важное, в защиту клипа «Ленинграда», кроме пользователей социальных сетей и снимавшихся в нём звёзд местного шоу-бизнеса, фактически никто не выступил. В тоже время негатив и обвинения в насаждении «имперского влияния» и оскорбления белорусов как нации без перерыва звучат уже несколько дней. В этом плане особое усердие демонстрируют националистические группировки и информационные порталы Белоруссии, такие, как, например, «Наша Нива». Основной смысл комментариев многочисленных радикалов и тех, кто считает себя «истинными патриотами», сводится к следующему:

«омерзительный клип. Здесь все: оскорбление белорусского языка (чего только стоит перевод на великий и могучий), оскорбления самих белорусов (мужчины у нас алкаши, женщины недо3245ые б42ди), страны в целом (колхоз и местечковость)…»

«„русский мир“ деградации в действии, — посмотрите этот кліп с точки зрения уважающего себя белоруса…»

«принижение бел. языка через трасянку, маты, смысл текста…»

«ну Галыгин — понятно, беспринципный шут гороховый, ждущий, когда моя страна станет губернией России…».

Интересно то, что подобные оценки можно было бы списать на неадекватность восприятия не только клипа, но и реальной обстановки в Белоруссии у националистически настроенной части белорусского общества, если бы обсуждение не пошло дальше и в него не включились общественные деятели и даже политики. Так, председатель Белорусского союза художников Рыгор Ситница разместил на сайте организации официальное заявление, в котором отметил, что он «не припомнит когда еще нас, белорусов, настолько низко опускали». «Алкаши, дебилы, деграданты, придурки с трасянковой лексикой олигофренов, которая переводится в титрах на „правильный высококультурный язык“… Вот такими нас, белорусов, видят московские „шнуры“ так и местные лакеи, готовые за три панские копейки потоптаться по собственному достоинству, которого, похоже, нет, а может никогда и не было… Сейчас мне хотелось бы услышать соответствующую реакцию от Министерства культуры и Министерства информации нашей страны», — гневается Ситница. И в данном случае вряд ли стоит ожидать, что белорусские ведомства останутся глухи к восклицаниям главы Белорусского союза художников. Тем более, что о необходимости принять меры заявили и местные оппозиционные политики, с которыми сегодня власти Белоруссии предпочитают «дружить».

Например, один из основателей печально известной в республике националистической партии «Белорусский народный фронт» Винцук Вячорка на свое странице в Facebook заявил, что увидел в клипе «кроме общего позорного уровня — еще и оскорбление в адрес белорусского языка и всех белорусскоязычных». «Если убогая пошлятина, которую „поют“ по-белорусски, „переводится“ субтитрами на русском, но языковыми средствами поэтического, высокого стиля, это значит, что белорусский язык — он для мусора, которую на русский и перевода адекватному не поддается. Матрица для закладыванием в подсознание не новая. Со своего детства, с черно-белого советского телевизора помню двух клоунов — Тарапуньку и Штепселя. Недалекий Тарапунька говорил, конечно же, по-украински. А хитрый и неглупый Штепсель — по-русски. Но такого падения, как я отныне увидел, все же еще не было… Это же рассчитано на вирусный перепост. Сейчас представление о белорусском языке у среднего россиянина будет формироваться вот этим. А значит, и в наркозависимых от русского мира белорусов…», — сообщил Вячорка. Пожалуй, данный комментарий как нельзя лучше обозначает отношение части белорусского общества к тому, что представил на всеобщее обозрение «Ленинград». При этом на волне прошедших в недавнем прошлом уголовных процессов, связанных с «разжиганием межнациональной вражды», где за собственное мнение и идеи о необходимости интеграционных процессов между двумя странами трое публицистов получили реальные тюремные сроки, нельзя исключать того, что у правоохранительных органов Белоруссии может возникнуть желание предъявить свои претензии и авторам клипа. В том числе и по статье 130 УК Белоруссии «Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни».

Нынешняя ситуация с клипом «8 сакавіка» прекрасно демонстрирует происходящие сегодня в Белоруссии процессы, в которых небольшая группа националистически настроенных граждан стремится навязать свою точку зрения на отношения между Белоруссией и Россией всему обществу. При этом данная группа, которая называет себя «истинными патриотами», считает, что любые взгляды, не совпадающие с их собственными, являются предательством национальных интересов. И в данном случае необходимо отметить, что не клип «Ленинграда» и его содержание является средством формирования нетерпимости между жителями Белоруссии и России, а реакция на него со стороны так называемых «патриотов». Большинство белорусов с иронией восприняли данное творение, от души посмеялись и восприняли с тревогой не то, что в клипе можно усмотреть оскорбление белорусского языка, а трагичность сложившейся ситуации в глубинке, где действительно существует проблема пьянства и, как результат, дефицит нормальных отношений между мужчинами и женщинами. С национальной же точки зрения увидеть оскорбление белорусов как нации или белорусского языка в клипе могут только те, кто идеологически настроены против всего, что связано с Россией, и при этом склонны оперировать сложными и понятными только им самим логическими конструкциями.

По всей видимости, нынешняя истерия националистов вокруг всего, что связано с белорусской историей, языком, культурой и традициями, является итогом их тотальной неуверенности в себе, а поэтому любое слово из России, сказанное о Белоруссии, воспринимается и будет восприниматься ими чуть ли не как подготовка к её захвату. Любой информационный повод, связанный с Белоруссией, представленный на российском телевидении, в прессе или в интернет-пространстве и дальше будет раздуваться до невиданных размеров с одной лишь целью — в очередной раз обвинить Кремль в «имперских амбициях». При этом ничего подобного в отношении западных соседей со стороны «патриотов» как не наблюдалось, так и не будет наблюдаться.

Западная редакция EADaily

Замещение по-белорусски

С 2014 года Беларусь увеличила поставки рыбопродукции на наш рынок примерно в 15 раз

В прошлом году российскую общественность сильно удивили масштабные поставки белорусских креветок на российский рынок. Понятно, что они не водятся в реках и озерах Полесья, поэтому наши обыватели быстро смекнули: товар явно санкционного происхождения. Но реальный ущерб российской рыбоперерабатывающей отрасли нанес вовсе не этот членистоногий деликатес. Удар пришел, откуда не ждали. Введенными в 2014 году антисанкциями по рыбе воспользовались как белорусы, так и российские рыбаки, поставив в очень тяжелое положение отечественных рыбопереработчиков. По крайней мере, так описывают ситуацию они сами.
Текст: Сергей Плетнев

С креветкой как раз все более-менее нормально. Этот белорусский товар и раньше был на наших прилавках, о чем россиянам с удовольствием рассказал президент Беларуси Александр Лукашенко. Под санкции не попали, к примеру, Вьетнам и Индонезия, где их можно купить напрямую и российским рыбопереработчикам. Но вот при этом Александр Григорьевич ни словом не обмолвился о норвежских лососе и сельди, которые просто изменили направление и пошли в Россию не с Севера, а с Запада. Это же, впрочем, касается и многих других сельскохозяйственных товаров. Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев на итоговой коллегии Россельхознадзора заявил, что Минск с момента введения в 2014 году продовольственного эмбарго увеличил долю в поставках продовольствия на российский рынок с 1% до 15%, таким образом, став крупнейшей перевалочной базой для санкционной продукции. Однако претензии к нашему союзнику можно предъявить только моральные, а для высокодоходного бизнеса, как известно еще по Карлу Марксу, никакой морали не существует. Но, как говорит генеральный директор торгового дома самого крупного российского рыбоперерабатывающего предприятия «Меридиан» Светлана Федосеева, учение великого немецкого экономиста оказалось не чуждо и нашим же рыбакам. Правительство предполагало, что переработчики перейдут на дальневосточную дикую красную рыбу, которая даст сто очков форы перекормленному химикатами и лекарствами норвежскому лососю. Но отечественная рыба вдруг резко подскочила в цене!

«Если до эмбарго наша горбуша стоила 60-70 рублей за килограмм, то сейчас — 160-170, если нерку три года назад покупали за 175 рублей, то сейчас за 350, — перечисляет Светлана Федосеева. — У нас есть прекрасная рыба кижуч, но его не хватает. Мало того что он подорожал вдвое, его еще и не найти. В прошлом году мы так и не смогли купить нужных нам 500 тонн».

Причина проста: российские рыбаки начали массово отправлять красную рыбу на экспорт, получая за нее все больше рублей из-за резко подорожавшего доллара. Внутренний рынок оказался для них малоинтересен. Результат известен: падение в прошлом году потребления рыбы на 10 процентов.

Беларусь при этом на рыбе выгадала даже дважды. С одной стороны, ее крупнейшее рыбоперерабатывающее предприятие «Санта Бремор» оказалось, что называется, «в шоколаде». Оно получило возможность, имея легальный доступ к дешевому норвежскому сырью, официально поставлять его в Россию в переработанном виде. Естественно, как белорусский продукт. С другой стороны, отечественные переработчики ринулись в Беларусь в поисках красной рыбы. Вариант был один: найти где-нибудь полузаброшенную промплощадку, заключить с какой-нибудь местной компанией договор, по которому она поставляла бы норвежскую рыбу на эту площадку, далее шла элементарная переработка, упаковка, и — вперед, в Россию. Повышенным спросом пользовалась также норвежская сельдь. Дальневосточная менее жирная, имеет другой вкус и более темное мясо, а наш покупатель пока не привык к такому продукту. Получалось, что нужно платить белорусской фирме, содержать площадку для переработки, оставлять налоги в Беларуси. Кроме того, удлинялись логистика и сроки доставки, а это тоже немалые деньги. А в магазинах продукты того же «Меридиана» и «Санта Бремор» продавались по одной цене с той лишь разницей, что у российской компании резко возросли издержки.

Почему же импортозамещение с большим успехом прошло в других отраслях: овощеводстве, производстве мяса и молочных продуктов, других продовольственных товаров? Во-первых, в этих сферах изначально не было экспортного потенциала, а во-вторых, ранее, еще даже до антисанкций, им была оказана заметная господдержка. В результате цены на мясо не выросли столь значительно, и объем его потребления остался прежним. Конечно, результаты импортозамещения по рыбе тоже есть. Доля российской рыбы на прилавках превысила 83%, импорт упал до минимума. В стране появились магазины, где наконец можно купить качественный продукт в широком ассортименте. Да, дорого, еще многим не по карману. Но вылов растет, а значит, со временем продукция станет доступнее.

Впрочем, по мнению рыбопереработчиков, которые действительно попали в сложное положение, решить проблему могли бы меры, которые бы обязывали рыбаков больше рыбы поставлять на российский берег. Но правительство не хочет идти на такие радикальные шаги, предпочитая более длинный, но рыночный путь. Рыбакам необходимо аккумулировать средства на инвестиции в новые отечественные и более эффективные суда. Если обязать поставлять какую-то часть рыбы на внутренний рынок по более низким ценам, то и денег у них будет меньше. Рыбопромышленники еще только должны построить современные производства, для чего под это строительство выделяется определенная доля квот. Для того чтобы выстроить этот непростой механизм, понадобилось время. Но вскоре он заработает.

Фейк по-белорусски?

Иранские «сыры» с минской пропиской

В другой истории некоторое время назад упоминался минский завод «Интеграл»: как сообщало издание Tyt.by (24.09.09), потребители случайно нашли на производимых им компьютерных мониторах под клейкой лентой с названием предприятия логотип бренда Acer. Источники на заводе объяснили это тем, что предприятие использует иностранные комплектующие, собирая из них свою продукцию, но что есть собственно белорусского в мониторах, так и осталось непонятным.

Российский след белорусской техники

Как сообщили представители «Рудгормаша», возможно, это не первый пример копирования продукции, производимой в Воронеже. «Есть основания предполагать, что выпускаемые в Беларуси самоходные вагоны ВС-17 также были произведены по техническим документам воронежского производителя», – отмечает Арусс. Главным покупателем воронежских вагонов на российском рынке долгое время была компания «Уралкалий». Теперь эту нишу заняла «Нива-Холдинг» со своей продукцией, которая слишком похожа на технику воронежских машиностроителей. Такое вот «сотрудничество» в рамках ЕАЭС.

Горняцкая нива Романовичей

Стражи единого рынка обещают наказывать за недобросовестную конкуренцию

Есть надежда, что рынок евразийского союза станет более цивилизованным с начала 2018 года, когда вступит в силу Таможенный кодекс ЕАЭС. Недавно закон о ратификации этого документа подписала Белоруссия, последняя из стран – участниц союза. Как напоминают в комиссии, за нарушение общих правил конкуренции, в случае если коллегией будет принято решение о наличии нарушения общих правил конкуренции на трансграничных рынках, за недобросовестную конкуренцию предполагается все так же штрафовать – должностных лиц и индивидуальных предпринимателей на сумму от 20 до 110 тыс. российских рублей, юридических лиц – на сумму от 100 тыс. до 1 млн российских рублей. Мера правильная, но скорее всего малоэффективная – экономические потери российских машиностроителей намного превышают эти цифры, а значит, решение этой проблемы требует особого рассмотрения на межгосударственном уровне.

Фейк по-белорусски

Нелегальное воспроизведение продукции и клонирование брендов предприятиями республики противоречат принципам партнерства ЕАЭС

Фото сайта zolotodb.ru

Экономические связи стран – участниц Евразийского экономического союза (ЕАЭС) укрепляются, что наглядно демонстрирует показатель их совокупного ВВП. В 2017 году он увеличился на 1,8%, вырос и товарооборот – на 30%. Для Белоруссии Россия – государство номер один по экспорту, который составляет 91,5% от общего объема. Однако, как показывает практика, некоторые белорусские компании игнорируют декларируемую руководством стран-участниц установку вести бизнес по закону и прозрачным правилам. Предприятия из Белоруссии поставляют в РФ под видом своих товары из других стран и даже копируют продукцию известных российских производителей, что очевидно противоречит нормам ЕАЭС.

Иранские «сыры» с минской пропиской

Первым заметным явлением, которое привлекло внимание экспертов и СМИ к происходящему в вотчине Александра Лукашенко, стал поток санкционной продукции из стран Евросоюза, который направился в РФ через Белоруссию. Что-то удается остановить: по данным Россельхознадзора, с августа 2015-го по конец июля 2017 года было задержано свыше 16,5 тыс. т контрабандных фруктов и овощей и более 600 т мяса и сыра. Но компании идут на любые ухищрения, чтобы выдать, например, польские яблоки за фрукты из Буркина-Фасо.

В начале ноября 2017 года Россельхознадзор обратился в Генпрокуратуру и ФСБ РФ с просьбой проверить факты, свидетельствующие о мошенничестве при поставках 150 тыс. т запрещенной молочной продукции из Украины и стран Евросоюза. Как сообщало РИА «Новости» (03.11.17), по данным надзорного ведомства, «Россельхознадзор выявил поставки в Россию белорусскими компаниями «Газ Венчуре», «Глобалкостом» и РУП «Белтаможсервис» запрещенной ответными экономическими мерами молочной продукции из Украины и стран Евросоюза под видом производителей стран, не попавших под действующие ограничения (Иран, Македония, Сан-Марино и Китай)».

Отдельная, менее заметная, но важная проблема – защита интеллектуальной собственности. Белорусские бизнесмены активно клонируют популярные бренды и путем прямой подделки, и имитируя упаковку и название продукции. В 2016 году компания «Онега» вывела на рынок шоколадный батончик под названием «Твiкерс» в упаковке, дизайн которой напоминает сразу два мировых бренда. Как сообщало новостное агентство Telegraf.By (24.11.16), когда компания «Марс», правообладатель торговых марок Snickers и Тwix, предъявила белорусскому производителю претензии, «Онега» настаивала, что ее продукт – оригинальный.

Российский след белорусской техники

Еще более неприглядная ситуация в сфере машиностроения.

Эксперты обратили внимание, что в каталоге продукции известной в Белоруссии компании «Нива-Холдинг» можно найти горно-шахтное оборудование, крайне похожее на то, что выпускают российские предприятия. Например, воронежский завод «Рудгормаш» выпускает буровой шарошечный станок «СБШ-250 МНА-32», а белорусское предприятие изготавливает его копию, которая даже называется почти идентично. Из российского наименования просто убрали буквы «МНА».

«Белорусский станок выполнен в схожей комплектации, в том же дизайне, изготовлен по аналогичной технологии, что наводит на размышления о том, где они эту технологию взяли, – сообщила «НГ» заместитель генерального директора по кадровой и корпоративной политике компании «Рудгормаш» Ольга Арусс. В настоящее время на предприятии проводится комплексная проверка обстоятельств утечки конструкторской и технологической документации, являющейся коммерческой тайной и охраняемой законом об интеллектуальной собственности.

Как можно предположить, в республике копируется не только техника «Рудгормаша», но и сам воронежский бренд. Для этого в Солигорске было зарегистрирована компания ООО «Рудгормаш», которая, согласно сайту, проектирует, производит и продает горно-шахтное оборудование. В описании его изделий целые фразы практически скопированы из каталога продукции воронежского предприятия. Например, можно заметить, что вагоны шахтные самоходные такие же, как те, что производит российский «Рудгормаш».

Эту ситуацию трудно оценить иначе, как продуманный маркетинговый прием, призванный ввести в заблуждение потенциальных потребителей. Это не скрывают и дистрибьютеры белорусской продукции. Звонки в названные на сайте «Нива-Холдинг» «партнерами» красноярские компании «КТК» и «Специальные решения» подтвердили, что они готовы поставить белорусские буровые станки «СБШ-250», при этом по словам менеджеров можно было понять, что они и не скрывают, что их продукция является копией машин воронежского завода.

И это не единственная странность, связанная с «Нива-Холдинг». Например, можно заметить, что погрузчик ML-110, выпускаемый входящим в холдинг предприятием «ЛМЗ Универсал», отличается от погрузчика МПД-4 известного российского производителя, компании «Майнер», только цветом и названием.

Очевидно, что незаконное использование чужой интеллектуальной собственности позволяет значительно экономить на конструкторских работах и внедрении технологий. Благодаря такой «экономии» покупателям предлагается продукция аналогичная оригиналу, но существенно дешевле, обеспечивая ее производителю громадное конкурентое преимущество. Пример Китая 90-х годов – наилучшее тому доказательство.

Горняцкая нива Романовичей

Учредителем компании «Нива-Холдинг» выступает крупный бизнесмен Сергей Романович, а генеральным директором – его сын, Александр. Отец Романовича-старшего с послевоенных времен трудился председателем колхоза, не удивительно, что поначалу и Сергей Романович двинулся в эту же сторону: в 1996 году он создал унитарное производственное предприятие «Нива» сельскохозяйственного направления. Но специализировалось предприятие на ремонте вышедшего из строя шахтного оборудования для «Беларуськалия» – богатейшего в республике предприятия, находящегося под личным контролем и покровительством Александра Лукашенко. Со времен СССР «Беларуськалий» использовал много горной техники, произведенной на российских заводах. В постсоветское время за эту технику приходилось платить валютой, что, возможно, и натолкнуло Романовича на мысль вытеснить российских поставщиков, замкнув на себя финансы «Беларуськалия», направляемые на закупку оборудования. В нулевых он создал и купил целую группу предприятий машиностроительного профиля, которые в 2015-м объединяются в «Нива-Холдинг». Сегодня в него входит более десятка предприятий и компаний в Минске, Могилеве, Любани, Уречье, а также в Солигорске, где «квартирует» «ЛМЗ Универсал». Активно внедряясь в машиностроение, Романовичи, похоже, не сильно были готовы инвестировать в технологии и качество. Из-за качества продукции в начале 2013 года возникла проблема во взаимоотношениях с главным покупателем. «Беларуськалий» отказывался покупать технику, произведенную предприятием Романовичей. В результате против комбината была устроена целая кампания, которая должна была заставить его менеджмент купить у «Завода горного машиностроения» шахтные самоходные вагоны. Как сообщало белорусское издание Tut.by (10.01.13), тогда Сергей Романович намекал на существование чуть ли не сговора руководства калийного предприятия и воронежского «Рудгормаша». На это представитель «Беларуськалия» отвечал, что «техника Романовича оказалась хуже и дороже». А потом, как пишет Tut.by, произнес характерную фразу: «Ошибка Романовича состоит в том, что ему не надо было изобретать «космический корабль», а просто скопировать воронежскую технику». Похоже, Романович понял этот призыв буквально.

Как уже говорилось, вольное отношение к авторскому праву предоставляет серьезную фору предприятиям, которые копируют продукцию. Но важно отметить, что практически все принадлежащие Романовичу предприятия и без того – резиденты свободных экономических зон Белоруссии и участники программы импортозамещения, а значит, пользуются господдержкой, налоговыми льготами и преференциями в получении госзаказов. А это дает им еще большее преимущество на рынке ЕАЭС. Подобное отношение белорусских машиностроителей к российским коллегам трудно назвать партнерским и дружественным. Скорее это похоже на санкции.

Стражи единого рынка обещают наказывать за недобросовестную конкуренцию

Разрешить проблемы с защитой интеллектуальной собственности призван Департамент развития предпринимательской деятельности Евразийской экономической комиссии. В соответствии с Договором о ЕАЭС от 29 мая 2014 года «недобросовестная конкуренция» является одним из видов нарушений общих правил конкуренции, которая соответственно не допускается. Но, по данным пресс-службы Евразийской экономической комиссии, за 2017 год в Евразийскую экономическую комиссию поступило всего два обращения о нарушении общих правил конкуренции: одно из Казахстана и одно из России. «Конечно, мы считаем, что структуры ЕАЭС должны отслеживать случаи выдачи чужих технологий за свои, – уверена Ольга Арусс. – К сожалению, по статистике, уголовные дела по таможенным и интеллектуальным преступлениями либо закрывались, либо это приводило к весьма необоснованным мягким наказаниям (очень условные штрафы)».

«Почему я не хочу говорить на белорусском»


В нашей стране два государственных языка. Русский используется большинством. Белорусский менее востребован по длинному ряду причин: не нравятся звучание и мелодика, нет мотивации и желания учить, стеснение, отсутствие патриотизма… Лидер группы Drum Ecstasy Филипп Чмырь добавляет сюда нелюбовь к навязыванию. Музыкант считает, что нынешние пропагандисты «мовы» действуют неправильно, формируя стойкую неприязнь к белорусскому языку. Очередной выпуск пятничного «Неформата» рассказывает о подмене понятий и необходимости брать пример с украинцев.
Кто это?
Это минчанин, который рос в русскоязычном окружении. Теперь Филипп — участник широко известной белорусской группы Drum Ecstasy. В свободное от музыки время занимается рекламой. Если допустить, что белорусская интеллигенция в большинстве своем обитает в Facebook, два года назад Чмырь спровоцировал ее гневное бурление одним коротким постом. Текст был буквально следующим: «Я ненавижу белорусский язык, как и все, что мне навязывают». Под ним быстро выросли километры огнедышащих комментариев. За прошедшее время Филипп свою точку зрения не поменял.

* * *
— Почему вы не говорите на белорусском языке?
— Я его не знаю. Это единственное объяснение. Если бы я знал белорусский язык, то разговаривал бы на нем. А так даже не пытаюсь.
— Были какие-то поползновения в эту сторону?
— Я разговаривал по-белорусски, изучая в советской школе язык и литературу. И был одним из лучших в классе в этом отношении. Правда, так же хорошо в школе я разговаривал и на французском.

Понимаете, я минчанин, я в активе с семидесятых годов. И у нас никто не разговаривал по-белорусски. Даже обе школьные учительницы этого языка общались между собой по-русски. Лето я проводил на писательских дачах, общался там с внуками литераторов. И их деды только между собой разговаривали по-белорусски, а с нами — по-русски. Видно, просто хотели доступно донести информацию, что яблоки брать нельзя [улыбается].

— Что у вас в аттестате было по белорусскому?
— По выпускному экзамену — пять. Правда, ныне существующий белорусский вообще не похож на тот, который учили в школе мы. В данном отношении мне очень сложно. Смотрите: всегда была улица Чырвоназорная, но вдруг стала Чырвоназоркавая. Какого хрена, спрашивается? Или всегда было «Не прытуляцца», как вдруг стало «Не прыхіляцца». Новояз. Мне кажется, что некоторые слова откровенно тащатся из диалектов. Даже мои «беларускамоўныя» друзья говорят, что с новоязом начался перебор.
Сейчас ребята, продвигающие «мову», разделились и решают, как правильно им говорить. Слушайте, для того, чтобы я начал изучать язык, определитесь между собой, что именно я должен изучать. И потом я, может быть, займусь этим вопросом. А пока решайте свои внутренние дела.

— В позапрошлом году вы написали в своем Facebook: «Я ненавижу белорусский язык, как и все, что мне навязывают».
— Несколько часов мучительно подбирал формулировку, чтобы исключить мазню. Моей целью были друзья, среди которых хватает поклонников и пропагандистов белорусского языка. Мне хотелось зацепить этих ребят и показать, что методы, которыми они пытаются продвинуть «мову», ни к чему не приведут.

Давайте возьмем за пример введение обязательного религиозного образования в России. Многие очень сильно волнуются по этому поводу. А я говорю, что это просто прекрасно. Эффект, который имело обязательное коммунистическое образование в советской школе, трудно переоценить. Люди, учившие марксизм-ленинизм, получили мощную прививку и больше не впадают в этот бред. Мы никогда не возродим какие-то сталинские моменты.
Так что за религиозное образование можно быть совершенно спокойным. Мерлин Мэнсон, кстати, учился в католической школе. Если в определенный момент вы сделаете что-то обязательным — допустим, религиозное образование, — то получите стойкое (особенно если речь идет о периоде полового созревания и протеста) неприятие абсолютных безбожников, которые будут плевать на всю эту тему.
Хотите продвигать белорусский язык — делайте это умно. Мы уже проходили принудительную позняковскую белорусизацию. Так что мой посыл очень простой: если вы будете навязывать что-нибудь, получите ответную ненависть.

— Что конкретно вас напрягает?
— Мне не нравится обязаловка. В стране, где я живу, два официальных языка. Значит, я могу выбирать тот, который мне удобен.
Существует глобальный цирк, который очень хорошо проявляет себя в арт-тусовке. Смотрите. Все арт-директора, художники и основная масса кураторов — русскоязычные. Они делают описание проекта на русском языке. Затем профессиональные переводчики переводят все это на английский и на белорусский. Русский вариант при этом прячется. Я прихожу и начинаю просить: «Ребята, знаю, вы писали аннотацию на русском. Дайте мне ее, пожалуйста». Но ничего не получаю. Вот это и вызывает негативную реакцию.

Это фальшь. А фальшь всегда бесит. Вот еще про цирк. Стойка бара. С одной ее стороны — русскоязычные бармены, с другой — русскоязычные посетители. Происходит заказ. Посетители между собой: «Кофе будешь?» — «Буду». — «Дзве кавы, калі ласка». Бармены между собой: «Добра». — «Кофе свари, пожалуйста». Этот цирк не популяризирует «мову».
После публикации моего поста о белорусском языке некоторые знакомые бизнесмены приняли позу: «Ах так! Тогда мы будем разговаривать с тобой только по-белорусски». Далее следовал белорусский, как им казалось, текст. Тогда я отвечал: «Ребята, на таком белорусском и я могу говорить. Даже лучше. Не позорьтесь, пожалуйста». Сперва сходите на курсы, а потом уже открывайте рот.
Кстати, семь лет назад моя жена не смогла собрать группу из шести человек на такие курсы. А сейчас у молодежи мода на белорусский язык. Это хорошо. Группы по интересам должны существовать. Только меня не заставляйте. Я не хочу. Я просто отстаиваю свое право называть «матчынай мовай» русский язык. Все очень просто: «матчына мова» — это не обязательно белорусский язык, это язык, на котором говорит твоя мать.

Не надо этой подмены понятий. Потому что этого и так много.
Допустим, была у нас перепись населения. И тогда интеллигенция устроила кампанию: мол, пишите в бланках, что ваш язык — белорусский. Люди не разговаривают на белорусском языке каждый день, но написали, будто разговаривают. И теперь ссылаются на те данные. Но ведь это фальсификация, фейк. Это мне не нравится.
— Сколько людей в вашем окружении постоянно пользуются белорусским языком?
— Один — Лявон Вольский. А круг знакомых у меня довольно широкий. При этом я не говорю о профессиональном белорусском языке. Потому как у меня есть друзья, которые честно называют себя профессиональными белорусами.

Еще про Лявона. Всегда говорю ему: «Мне нравится, как ты разговариваешь, но я нифига не понимаю». Когда возникли бурления по поводу моей позиции по языку, единственным человеком, который начал переходить в общении со мной на русский язык, оказался именно Вольский. Лявон — интеллигентный человек. А для других неприятие моей позиции — это поза. Ну поза так поза.
— Самая радикальная реакция на то ваше выступление?
— Были звонки, были сообщения, было хамство, были угрозы. Я сделал скриншоты, храню. Могу все выложить. Я вообще люблю «скриншотить», у меня большая коллекция. Все же часто вызываю милицию по поводу неправильной парковки, курения в общественный местах, драк. Это моя гражданская позиция. Поэтому я все фиксирую.

Мне писали что-то вроде «Говоришь по-русски — дуй в Россию». Но это же обыкновенный фашизм. Если человек не говорит по-белорусски, нельзя делать вывод, что он родину не любит. Снова подмена понятий. Я люблю родину. Я здесь порядок навожу. Я здесь вызываю милицию, заставляю студентов бросать окурки в мусорку, доставать их, тушить, если бычки не затушены, и снова выбрасывать. Родину любить — это как минимум не гадить там, где живешь. Вот мы все любим ссылаться на хорошую Германию. А Германия — это порядок, который люди сами устанавливают вокруг себя. Вот и все.
При этом, если возвращаться к реакции на мой пост, я остался в плюсе. На улице люди останавливали меня и говорили: «Спасибо вам за позицию». Ситуация в том, что я, представитель русскоязычного большинства, отстаиваю право разговаривать на русском языке, получать информацию на русском языке и защищать себя от каких-то нападок по поводу русского языка. А они есть.

И снова-таки: я не против популяризации языка, но проводится она неправильно.
— А как правильно?
— Если вы сделаете действительно фантастическое кино, русские тут же переведут его, а шведы тут же затитруют. Основная часть людей через некоторое время посмотрит фильм на русском. То есть кино язык не спасет. Если вы напишете очень хорошие книги на белорусском, которые действительно будут заслуживать интереса за пределами республики, произойдет то же самое. Их переведут на русский. Потому что рядом находится гигантская страна с мощным языком.

Так что если вы хотите популяризировать язык, пишите песни. Теоретически их тоже можно перевести. Но это будут уже совершенно другие песни. Изменится ритмика. Больше всех белорусских борцов за «мову» для нее сделали двое — Мулявин, не будучи белорусом, и Михалок. «Грай», даже не сознавая смысла, напевают все. Вот это правильный подход.
Украина популяризирует свой язык только через песни. «Океан Ельзи», «Воплі Відоплясова» — мы же просто напеваем их песни, даже до конца не понимая текст. Ну про весну поют, ну отлично.

— То есть «беларускамоўнае асяроддзе» решает, какой белорусский язык в нашей стране самый белорусский, а затем принимается записывать песни?
— Конечно. После этого язык может стать модным. Если язык интересует молодежь, надо это поддержать. Но не заставлять. Главное — уважать друг друга и никому ничего не навязывать.
— Любая мода имеет свои пошлые переборы…
— Вот все, что происходит сейчас, — это пошлый перебор. Возьмем меню некоторых заведений с белорусским и английским текстами. Мы приезжаем в ту же Литву, в которой существуют абсолютно антироссийские настроения, но находим там указатели на русском языке. Почему? Потому что много русских туристов и потому что надо зарабатывать деньги.

У меня возникают чисто профессиональные претензии, допустим, к фестивалю «Аднак». Я называю его «Дайте г…ну еще один шанс». Зачем делать специальный фестиваль, ограниченный языком? Это уродство с профессиональной точки зрения. А задача рекламы — продавать и делать информацию удобной, чтобы захватить человека.
Хорошо, когда язык используется по делу. Вот квас «Хатні». Все четко: это наш квас, белорусский. Идентификация продукта происходит через язык. Это офигительно. Это классный инструмент. А реклама, допустим, Samsung на белорусском мне абсолютно непонятна. Получается, мы ограничиваем распространение продукта только белорусскоязычной аудиторией, которая находится в меньшинстве. С профессиональной точки зрения это неправильно. Неправильно использовать рекламу как образовательную фигню. Реклама — это продажи и продвижение. Как и меню. Знаете, в Минске есть кафе, в которых я не заказываю еду, потому как не понимаю, что мне предлагают.

Претензия по-белорусски

Как то на одном из многочисленных школьных занятий это произошло, мой сосед по парте спрашивает учителя, как правильно пишется слово «роща» на Белорусском(к слову даже у белорусов проблема с белорусским).

Учитель спустя секунд 15 раздумий ответил просто:

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

96 комментариев

Гаец описывает/протоколирует происшествие:

Рука — на проезжей части.

Нога — на проезжей части..

Голова — на бордю.. бардю.. бор.. /*пинок/ на проезжей части

поребрик — это бедненький бордюр для тротуара. бордюр же для поеду части. в школе картинки можно найти для сравнения

такого говна наворотил, а с телефона хрен исправишь. поеду — проезжей , школе — гугле

Прикольно, «роща» на белорусский переводится так же, как и на украинский: «гай», «пуща», «байрак».

Это действительно парадокс. Украинцы понимают белорусский без перевода, а беларусы украинский с трудом и напротив, поляки понимают украинский, а русский с сильной натяжкой, в то же время украинцы или русские польский понять не могут, от слова совсем. Чехов не понимают ни русские, ни украинцы, ни беларусы, но если с ними выпить, то почему-то все, что они говорят становится понятно.

ЗЫ. Приезжая в Польшу перехожу на белорусский, так проще

Достаточно часто использую белорусский в жизни. Иногда в разговоре, но чаще читаю или слушаю. Украинский понимаю вообще без проблем. Читаю тоже. Разве что в песнях не всегда могу разобрать. Но в некоторых песнях я и русский с большим прудом разбираю.
А вот польский понять тяжеловато. Хотя при чтении понимаю достаточно много.

Если честно, живя в Беларуси, использую белорусский крайне редко. В повседневной жизни — вообще никогда.

Украинский понимаю плохо, а вот польский — отлично. Если непонятно, надо просто попросить, чтобы говорили медленнее.

К подобному просто привыкнуть надо, тогда все эти шпшпшпш превратиться в подобие исковерканного белорусского)

на самом деле, исходя из моего опыта, польский не похож на «пшпшпш». нормальные слова, как мне кажется. просто много шипящих вместо наших не шипящих.

Хз, польский не понимаю вообще, а вот украинский (не по всей Украине правда) вполне спокойно.

Тоже беларус, легко и без проблем читаю на белорусском (не научную литературу), а вот говорю плохо. Трасянка наше всё)

Не использую беларусский язык вообще, но знаю, и украинский понимаю отлично 🙂
По-началу польский тоже понимала с трудом, однако чуть привыкнув, стала понимать хорошо. Вот говорить на польском труднее, но меня даже несколько раз уже принимали за полячку в магазине 🙂

Любите ярлыки навешивать?)

Ну а что плохого в активной гражданской позиции? У меня есть друзья и знакомые, говорящие на белорусском: учителя, программисты, люди искусства, и т.д. У них разные политические взгляды. Просто они хотят разговаривать на языке, который считают родным. Можете считать это их активной гражданской позицией.

Я считаю, что если человек цепляется за внешние проявления, пытается быть частью какой либо группы, он считает себя неполноценным и своими действиями пытается компенсировать психологический дискомфорт. Тем приятнее смотреть, когда наступает прозрение.

А Вы совсем не пытаетесь компенсировать свой психологический дискомфорт, называя всех, кто говорит на белорусском, змагарами?

А зачем вам белорусский? Заебеньте дома прялку, деревянное карыто, печь и почтовых голубей. Не вижу ничего интересного и полезного в попытках цепляться за белорусский язык. Скажите, в ВКЛ говорили на белорусском? Может вы нас просветите на каком языке говорили в ВКЛ и почему вам нравиться белорусский, да уж за одно и когда он появился?

ты дауншифтер или просто даун?

дзякуй, не мог знайсці вельмі доўга беларускамоўную. Закончу словамі Багушэвіча: Не забывайце ж мовы нашай роднай, каб не ўмёрлі.

Ты опять выходишь на связь??

я просто пытаюсь понять не ужели так промыли мозги нынешней молодёжи, что она не знает ни роду ни племени

Я родился в 1981, мне мыли мозги коммунисты, можете им претензии предъявить. Не вижу смысла причислять себя к какому либо племени. А согласно научной классификация мой род: люди. Моё тело состоит из элементов, которые получились при взрыве звезды. А вы хотите чтобы я считал себя причастным к какой-то одной маленькой псевдонации, которая и появилась-то лет 100 назад благодаря большевикам? Не смешите меня.

За что тебя, сын мой, тебя так судьба покарала?

Всё нормально папаша, жисть удалась.

Как ты сам про себя неочень.

главное культ не деалть из языка, иначе будет как у хохлов на западе, которые не на украинском розмовляют а на сурже ужасном

Язык нужно знать, учить в школе. Думаю этого достаточно

Когда в Укаине жил — был закон фильмы в кинотеатре смотреть ТОЛЬКО на украинском языке. ПИЗДЕЦ — студия дубляжа отвратительная, более того оригинальные звуки зажаты или херово озвучены — фона не слышно нихера. Иногда вообще цирк — было слышно задавленный студийный русский перевод а поверх него украинский — фоновые звуки тоже задавлены

Полное говно. И это было обязаловкой

я могу и умею говорить по-белорусски, но мне неудобно. Я привык к русскому языку, мне удобно так.

Еще по теме:

  • Законы рсфср о милиции Закон от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции" Изменения и поправки Текст Закона опубликован в Ведомостях Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР от 22 апреля 1991 г., N 16, ст. 503 (в ред. Законов РФ от 18 февраля 1993 г. N 4510-1, от 1 […]
  • Разрешение playstation 4 PlayStation 4 Slim и PlayStation 4 Pro: характеристики и отличия Полтора года назад компания Sony завершила выпуск базовой версии консоли PS4 и представила вместо неё новые игровые приставки PlayStation 4 Slim и PlayStation 4 Pro, заодно дебютировав на рынке […]
  • Написать жалобу минздрав Как пожаловаться в министерство здравоохранения: пошаговая инструкция Здравствуйте, дорогие друзья. В этой статье мы рассмотрим вопрос, как пожаловаться в министерство здравоохранения на отношение или действия медицинских работников при обращении в […]
  • Возврат телефона в сроки Возврат мобильного телефона в течение 14 дней Как и другие возможности, связанные с обменом или сдачей товаров покупателем продавцу, возврат телефона в течение 14 дней — это право, закрепленное в законе «О защите прав потребителей» и некоторых подзаконных […]
  • Правила жарки продуктов Правила жарки и ассортимент блюд из жареных овощей. Жарят овощи сырыми (картофель, кабачки, тыква, баклажаны, помидоры) или предварительно отваренными (капуста белокочанная или цветная, картофель). Кроме того, жарят изделия из овощной котлетной массы - […]
  • Встречный иск при упрощенном порядке Прокуратура Белгородской области В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. 308024, г. […]
  • Субсидия на преобретение жилья Программа молодая семья в Красноярске и Красноярском крае в 2018 году Программа “Молодая семья” в Красноярске и Красноярском крае работает с 2009 года. После ее окончания в 2011 году действие программы было продлено постановлением Правительства Красноярского […]
  • Патенты на комбайны очистной комбайн Изобретение относится к оборудованию для механизированной выемки угля с системой пылеподавления и служит для повышения надежности работы комбайна. На корпусе комбайна(КК) 2 шарнирно закреплены поворотные редукторы(ПР) 1 с рабочими органами, […]